Борис Аркадьев. Тактика футбольной игры

Что такое тактика футбольной игры
   Всякий метод борьбы с противником можно назвать тактикой. Целесообразно построенная тактика дает желаемый результат, нецелесообразная тактика к нему не приводит.
   Применять целесообразные методы борьбы – это значит уметь бороться. Таким образом, тактика – это умение бороться с противником.
   Тактика футбольной игры – это умение играть с наибольшим успехом. При высокой степени этого умения тактика игры поднимается до высоты искусства.
   Комплекс знаний, лежащий в основе футбольной тактики, невелик, и сами они несложны и доступны всем играющим в футбол. Весь вопрос в том, чтобы знания игрока стали его умением.
   Совсем другое дело методика тактической тренировки игроков и команды в целом и комплектования ее на какой-то предстоящий цикл игр на основании «диагноза» игровых возможностей футболистов. Для этого требуется большой круг специальных знаний, но все это относится уже к стратегии футбола, обеспечивающей команде успех, допустим, в розыгрыше первенства или Кубка страны, т. е. в каком-то турнирном цикле игр в целом.
   Все же то, что совершается в игре на поле, следует считать предметом тактики, вплоть до выбора технических средств игры, и является прежде всего вопросом умения игроков.
   Умение бороться за мяч, «держать» игрока и уходить от держащего игрока, обводить противника и отбирать у него мяч – все это является индивидуальной тактикой футболиста, точнее – тактикой единоборства, в то время как командная тактика коллективного усилия объединяет единством цели и метода индивидуальные действия игроков.
   Когда игрок прилагает свое искусство финта (обманного движения), чтобы обвести противника, – это индивидуальная тактика; сама же обводка игрока, применяемая в плане организованного коллективного усилия команды, будет средством командной тактики игры.
   Основным предметом книги является командная тактика футбольной игры, которую я буду называть просто тактикой, как это у нас общепринято.
   Тактика футбольной игры – это искусство команды с наибольшим эффектом использовать все свои игровые возможности, строя игру в соответствии с особенностями противника.
   Практически в игре это выражается в какой-то определенной наступательной системе посылов мяча и быстрых передвижений игроков с ним и без него для заключительного посыла мяча в ворота противника и в защитной системе действий, направленных к лишению противника возможности забить гол.
   Таким образом, по какой бы тактической системе ни играла команда, все ее наступательные усилия сводятся к тому, чтобы забить в ворота противника возможно больше мячей и не пропустить в свои.
   Для этого команда в организованном усилии старается дать своим нападающим игрокам возможность производить удары по воротам противника с дистанции и с позиций, позволяющих забить гол. Ее защитная тактика сводится к тому, чтобы не дать этого сделать противнику.
   Для того чтобы получить возможность забить гол, нападающий игрок должен на какой-то момент оказаться на такой позиции, где противник не мешал бы ему направить мяч в сетку ворот.
   В этот момент состояние нападающего игрока, как правило, не статично и может быть названо позицией лишь условно, так как игрок обычно только в движении находит свободу действия, необходимую для забития гола.
   Однако игроки защиты стараются приблизиться к свободно стоящему или передвигающемуся у их ворот противнику и «закрыть» его, хотя бы он и не владел мячом, если его партнеры могут в данный момент передать ему мяч.
   Техническими средствами приблизить мяч к воротам противника являются удар и ведение мяча.
   Передачу мяча ударом от одного игрока к другому я буду называть, как это у нас принято, пасом, ведение мяча по свободному полю – гоном мяча, а ведение мяча мимо противника – обводкой.
   Простейшей тактикой футбола является игра по принципу «бей и беги», т. е. не имеющей точного назначения (неадресованный) посыл мяча в сторону ворот противника и устремление игроков вслед за мячом.
   Это давно пройденный этап тактического развития игры, к которому футбол никогда не вернется.
   Современная тактика игры строится в основном на пасе, сочетающемся с передвижениями игроков, гоном мяча и обводкой.
   Игра только «в пас», без передвижений игроков и ведения мяча, невозможна, так как передача мяча между стоящими неподвижно игроками никогда не приблизит мяча к воротам противника.
   Передвижение атакующих обязательно вызовет преследование их защищающимися игроками.
   Прорывы на ворота и обводка встретят организованное противодействие защиты.
   Таким образом, сразу определяются все основные тактические средства игры, а именно: удар по воротам и пас, гон мяча и обводка, «держание» игрока и отбор мяча, передвижение без мяча и занятие позиций, т. е. расстановка игроков.
   Распределение между игроками игровых функций и обусловленная этим расстановка игроков определяют тактическую систему игры, о чем будет сказано дальше. А сейчас считаю необходимым предварить последующие главы небольшим отступлением в историю футбола.
Из истории тактики футбола
   Исторический период развития тактики футбольной игры начинается около 1863 г., когда были установлены единые твердые правила футбола.
   Однако индивидуальная тактика игры возникла много раньше, в «предыстории» футбола, в тот момент, когда один из наших футбольных «предков», встретив на своем пути к воротам чужого игрока, отказался от прямолинейного движения вперед и пошел в обход противника.
   Так появилась обводка – самое изощренное проявление индивидуального тактического мастерства в футболе.
   В ответ на растущее мастерство обводки, естественно, возникли совместные действия защищающихся против опасного дриблера (игрока, ведущего мяч).
   В тот момент, когда один защитник пришел на помощь к другому, чтобы отобрать мяч у соперника, родилась коллективная тактика футбольной игры. Она возникла в рядах защитников, которые до сих пор остаются строгими носителями «священной» обязанности взаимной помощи, т. е. коллективной игры.
   Когда же игрок, ведущий мяч, встретив непроходимый фронт защиты, отдал мяч своему партнеру, имеющему свободный путь к воротам противника, – в этот момент начался тот футбол, который мы имеем сейчас.
   Это случилось много раньше 1863 г., и тот игрок, который первым отказался от обводки и расстался с мячом в пользу своего партнера, достоин упоминания по имени (если бы история футбола сохранила его), как создатель современного футбола.
   Естественно, поскольку вначале у молодых людей, игравших в футбол, первым импульсом было нападение, а не оборона, игра сразу приняла стихийно-агрессивный характер.
   Нападала почти вся команда, кроме вратаря.
   При больших счетах голов в обе стороны выигрывала команда, которая успевала забить больше голов, чем противник.
   Против семи-восьми нападающих играло два-три игрока защиты, пока на практике не было установлено, что с переводом двух-трех нападающих в защиту не столько терялась сила атаки, сколько выигрывалась крепость защиты.
   Однако понадобились десятки лет для того, чтобы прийти к арифметическому равенству числа нападающих и защищающихся полевых игроков команд.
   Ко времени установления единых правил игры (1863 г.) заканчивается «конструктивный» период развития футбола.
   Любопытно, что в одном из первых изданий правил игры определялись даже расстановка и функции игроков: вратаря, двух защитников, трех полузащитников и пяти нападающих.
   Естественно предположить, что этим закреплялась уже сложившаяся в практике определенная тактическая система игры, самым существенным в которой было уже упомянутое выше количественное равновесие полевых игроков нападения с одной стороны и игроков защиты с другой.
   С возникновением в команде «разделения труда» прекратилась первичная футбольная игра, строящаяся на мгновенных импульсах играющих.
   Правило «вне игры», возникшее еще до издания единых правил в форме запрещения нападающим заходить без мяча за спину защитников, уже значительно осложнило первичную тактику игры.
   В конце концов везде, где бы ни играли в футбол, стали применять хорошо разработанную тактическую систему игры, названную впоследствии «пять в линию».
   Существо этой системы заключалось в игре всех пятерых нападающих в передней линии атаки при поддержке трех полузащитников.
   Уже много позже 1863 г. особенно преуспела в этой системе защита, выдвинув одного из двух защитников сильно вперед и держа этим самым по старым правилам «вне игры» всех пятерых нападающих противника вдалеке от своих ворот.
   Четыре игрока (три полузащитника и передний защитник) встречали на дальних подступах к воротам нападающих противника, в то время как задний защитник за спиной четырех своих партнеров свободно выбирал позицию, страховал их и включался в игру там, где возникала опасность, и отбивал все мячи, посылаемые противником вперед, на прорыв нападающих к воротам.
   Таким образом, старое правило «вне игры» сильно помогало защите и, естественно, так же сильно затрудняло атаку нападающих.
   Когда все команды хорошо усвоили эту систему игры, число забиваемых мячей стало уменьшаться и ничьи с минимальным и нулевым счетом стали обычным явлением.
   Возникла мысль изменить правило «вне игры» в пользу нападающей стороны и тем самым сделать игру более острой, а счеты забиваемых мячей более крупными. В 1925 г. был изменен пункт правил, касающийся положения «вне игры».
   Это было последним значительным изменением правил футбола, внесшим большое структурное изменение в игру.
   Чтобы не оказаться в положении «вне игры», по новым правилам игрок должен иметь перед собой только двух игроков команды противника, а не трех, как раньше.
   Снова началась тактическая перестройка игры. Нападающие стали располагаться на линии последнего полевого игрока защиты противника. Два защитника расположились линией поперек поля и потеряли глубину обороны.
   Центральный нападающий при такой расстановке защитников, естественно, выдвинулся вперед в интервал между правым и левым защитниками, в прямом направлении к воротам противника.
   Положение стало настолько опасным для ворот, что пришлось оттянуть центрального полузащитника в заднюю линию защиты.
   Так, вскоре после изменения пункта правил о положении «вне игры» возникла система игры с тремя защитниками, впервые примененная и разработанная английской командой «Арсенал», той самой командой, которую в 1945 г. наши динамовцы в бытность в Англии победили, противопоставив ее тактике свою, новую и более совершенную.
   Эта система игры, известная всем под названием «дубль-ве», как ее окрестили французы ввиду сходства линии расположения нападающих с буквой W, стала общепринятой.
   Однако зерном системы является не расположение нападающих игроков по рисунку W, а построение задней линии защиты из трех игроков.
   Правда, до сих пор еще практикуется игра и с двумя защитниками, но после изменения правила «вне игры» ее нужно считать явлением спортивного консерватизма.
   И как бы далеко ни ушла современная тактика игры от первых попыток играть по новой системе, построение задней линии защиты из трех игроков до сих пор остается неизменным, как бы ни строили свою игру нападающие противники.
   В 1937 г., после выступлений у нас команды Басконии, все советские ведущие команды стали перестраивать свою игру в духе новой системы, хотя, надо сказать, она была известна нам и раньше по спортивной литературе.
   Московская команда «Торпедо» опередила в этом отношении противников и, имея преимущество перед ними в тактике, блестяще провела первый круг розыгрыша первенства страны 1938 года. При этом оговариваюсь, что систему игры с тремя защитниками наши футболисты сразу приняли с большими коррективами, внеся, например, в тактику защиты элемент держания игроков.
   В 1939 г. все наши команды уже играли по новой системе, а в следующем сезоне команда московского «Динамо», блестяще выиграв первенство страны, уже пошла дальше и значительно усовершенствовала систему игры, внеся в нее новые тактические принципы, легшие в основу тактического стиля современного советского футбола.
   Уже с самого возникновения системы игры «с тремя защитниками» во многих наших и зарубежных командах в линиях нападения появились так называемые блуждающие игроки. Но если за рубежом эти творческие поиски игроков не получили дальнейшего развития, то в нашем футболе они явились началом радикальной перестройки всей игровой тактики.
   Правда, не всегда игрок начинал «блуждать» по полю в силу каких-то тактических соображений. Иногда это являлось следствием его большой физической силы, быстроты и выносливости, которые «выносили» игрока за пределы положенного ему территориального участка игры. Потеряв свой «дом», игрок начинал «блуждать» по полю.
   Выглядело это так: четыре игрока, придерживаясь своего позиционного стандарта, передвигались в основном вдоль поля, т. е. вперед и назад по своим «желобкам».
   И вдруг в этой «прямолинейной игре» один игрок начинает путать все «расписание движения» своими косыми и поперечными передвижениями. При этом защищающимся оказалось очень трудно за ним следить, а остальным нападающим, т. е. его партнерам, очень выгодно в любой момент и в любом месте поля иметь рядом свободного партнера, которому можно отдать мяч.
   Таким образом, численный перевес нападающих над защищающимися в зоне мяча обеспечивал им прочное владение мячом и ведение атаки.
   При этом тактическим зерном такой игры оказались именно поперечные (к которым я отношу и диагональные, т. е. косые) передвижения «блуждающего» игрока.
   По мере же перехода игроков защитных линий с зональной игры на держание игроков возникла тактическая целесообразность стать «блуждающими» игроками всей пятерке нападающих и даже полузащитникам, а защите пришлось перейти на систему подвижной обороны, т. е. держания и преследования противника по ходу его маневренных передвижений.
   Вполне осмыслили и систематизировали эту сугубо маневренную игру в 1940 г. московские динамовцы. С тех пор, варьируясь в частностях, эта тактика игры остается общепринятой в нашем футболе.
Системы и игроки
   Система игры – это конкретная форма проявления тактического искусства игры, построенная на определенном методе, т. е. способе действия, избранном из возможного множества других и постоянно повторяющемся.
   Самым заметным на глаз в каждой системе является расстановка игроков, какой бы она ни имела смысл. Поэтому-то все системы носят названия, указывающие именно на «дислокацию» сил.
   Система игры – продукт коллективного творчества игроков и тренеров. Обычно игроки начинают, а тренеры завершают этот процесс.
   Чем система новее, тем действеннее ее применение. Команда, разработавшая какую-то целесообразную систему игры, будет пользоваться ею до тех пор, пока ее не поймут противники. И тогда все то, что в ней окажется целесообразным, станет общим достоянием.
   При этом всякая система игры, став общепринятой, т. е. противопоставленной самой себе, теоретически опровергает самое себя, так как методы ее защиты предполагают методы ее атаки.
   Однако практика не подтверждает этого положения. Например, три выдвинутых вперед нападающих в системе игры «дубль-ве», как клинки в ножны, укладываются и упираются в защиту противника, построенную по рисунку М. Казалось бы, что такое расположение сил противника исключает всякую возможность эффективной атаки.
   Но дело в том, что в футбольной игре имеется один постоянно действующий момент, который даже в условиях взаимно исключающей тактики противоборствующих команд развязывает игру во всех ее неожиданных перипетиях, в которых таятся возможности выигрыша даже для более слабой из двух соревнующихся команд.
   Этот момент заложен в бесчисленных единоборствах игроков, из которых, собственно, и слагается вся игра, которая нарушается в своем плановом течении на второмтретьем пасе (в среднем).
   Эти единоборства, очень разнообразные по своей форме, выражаются, например, в старании одного игрока оторваться от держащего его противника, в попытке одного игрока обойти с мячом другого, стремящегося у него отобрать мяч, в борьбе за нейтральный мяч и т. д.
   Все эти единоборства, кончающиеся в пользу одного из борющихся, сразу же открывают возможность активной игры для его команды.
   Именно эти единоборства и выявляют индивидуальные качества и одаренность каждого игрока.
   А поскольку способности игроков очень различны и в своем противопоставлении друг другу часто дают непредвиденный или переменчивый результат, игра по точно разработанному «графику» движения мяча и игроков возможна лишь в общих чертах.
   Индивидуальное многообразие игроков является именно тем обстоятельством, которое не позволяет комбинации из численного соотношения сил, пространства и времени стать математическим законом игры и сохраняет за ней все неожиданное и всегда новое, что свойственно всякой творческой деятельности человека.
   Вот этот-то момент бесконечного разнообразия индивидуальной одаренности и игровых качеств каждого игрока в отдельности исключает опасность ничейного тупика даже при нереальном условии безупречной технически и безошибочной тактически взаимоисключающей игры двух команд.
   Система игры – это лишь общая форма ведения игры, оставляющая простор для творческого разрешения игроками каждого момента игры и всего множества единоборств.
   Однако это совершенно не исключает игры по определенной, хорошо разработанной системе, но предполагает ее гибкость и способность варьировать в зависимости от действий противника.
   Таким образом, наилучшей тактикой футбольной игры нужно считать такую, которая в каждом матче была бы нова и неожиданна для противника, оставаясь в границах какой-то определенной и удобной для команды общей системы игры.
   Например, навязать противнику свою тактику игры, т. е. заставить его играть так, как это выгодно команде и невыгодно противнику, совершенно не значит, как многие ошибочно думают, настойчиво играть своей привычной игрой безотносительно к тактике противника, пренебречь им и подавить его.
   Это возможно только при очень большой разнице в силе команд.
   Заставить противника играть не так, как он хочет и как ему нужно, т. е. играть плохо, можно только использовав его слабости и ошибки. Это значит, что надо строить свою игру, учитывая особенности данного противника в данном матче, т. е. играть всегда по-новому.
   Момент новизны и неожиданности в тактическом построении игры, в борьбе приблизительно равных по силе команд имеет решающее значение.
   Система игры команды должна быть достаточно гибкой для того, чтобы применительно к каждому новому противнику ее можно было бы как угодно «гнуть», не нарушая лишь ее удобной и привычной для команды основы.
   Таким образом, мы видим, что система игры, являясь основной формой ведения игры командой, все же не должна довлеть ни над тренером, ни над игроками, как догмат, подавляющий свободное творчество текущей тактики.
   Система – это лишь канва, на которой вышивается в каждом матче новый тактический рисунок игры.
Советская школа футбольной игры
   После поездки наших футболистов в Англию и у нас и за рубежом стали говорить о советской школе футбола. Однако это не означает, что наша школа игры внезапно появилась в 1945 г.
   Наш футбол вполне самоопределился еще в 1940–1941 гг., когда наши футболисты показали свою, не виданную до тех пор игру. Уже тогда возникла советская школа футбольной игры, явившаяся детищем всей советской физической культуры.
   Тем не менее только после встречи наших футболистов с английскими стало возможным сопоставление нашей школы игры с дотоле считавшейся непобедимой английской школой.
   Что такое школа футбольной игры?
   Понятие «школа игры» много шире понятия «тактика игры».
   Если школой принято называть какое-то определенное направление в творческой деятельности человека, то наша школа футбольной игры отражает общее направление советской физической культуры, и советского спорта в частности.
   Высокая идейность, кипучая деятельность в полную меру своих сил и способностей, радость творческого напряжения, добровольная дисциплина коллективного усилия – вот стиль жизни нашего социалистического общества. И все это в полной мере отражено в нашем спортивном движении, и все это определяет основные принципы и методы нашей советской спортивной школы. Советская школа футбола применительно к особенностям командной спортивной игры слагается из общих принципов нашей «науки побеждать», из нашей идеологии коллектива, чувства товарищества, нашей спортивной этики, смекалки, т. е. творческой инициативы в преодолении противника и здорового спортивного азарта борьбы.
   В тактическом отношении советская школа футбола нашла свое выражение в общепринятой сейчас у нас системе игры, которую я назвал бы системой интенсивной игры.
   По позиционному расположению игроков защиты нашу систему называют игрой с тремя защитниками, но такое определение совершенно не выражает существа нашей игры.
   Играть с тремя защитниками можно, строя тактику команды на совершенно иных принципах игры, чем это принято у нас.
   Например, играя с тремя защитниками, можно совершенно не применять тактического приема держания игроков в защите и тактики маневра в нападении, что до сих пор наблюдается в зарубежном футболе.
   Существо нашей тактической системы заключается в игре «изо всех сил».
   Это значит, что мы строим игру таким образом, чтобы использовать с наибольшей полнотой все силы и возможности каждого игрока в отдельности и чтобы в каждой игровой операции команды использовать максимальное количество игроков, способных принять в ней полезное участие.
   Достигается эта интенсификация путем увеличения способности игроков широко и быстро передвигаться по полю и коллективно организованной игрой, естественно вовлекающей в борьбу большое количество игроков.
   При этом нужно иметь в виду и то, что коллективная тактика игры не ограничивает возможностей проявления сил и способностей отдельного игрока; наоборот, она увеличивает их, так как степень участия каждого игрока в игре и объем его игровой работы при коллективной борьбе значительно увеличиваются.
   Даже такое индивидуальное средство игры, как обводка, может быть целесообразно применено в гораздо большей мере в коллективной игре, чем в игре, построенной преимущественно на индивидуальных усилиях игроков, когда один игрок действует, а остальные остаются пассивными зрителями.
   Коллектив сторицей отдает игроку то, что от него получает.
   Строя игру на принципах и в духе нашей советской школы футбола, можно применять самые различные тактические варианты игры, но во всех случаях это будет футбол по методу наибольшей интенсивности игрового действия, т. е. это будет игра «изо всех сил», способностей и умения игроков.
   Этим и определяется принятая у нас система игры, внешним признаком которой является, правда не всегда обязательная, игра с тремя защитниками и двумя полузащитниками при самой разнообразной компоновке игроков нападения.
   Снова назвать эту систему именем «дубль-ве» было бы совершенно неверно, так как расстановка нападающих по рисунку у нас является не систематической, т. е. она возникает в игре эпизодически, а не как система.
   При этом особенно подчеркиваю, что решающим моментом в нашем футболе является не расстановка игроков, которая часто бывает лишь начальным моментом игры, а система передвижения игроков.
   Игровым моментом, определяющим тактику наших лучших команд, является широкий и быстрый маневр нападающих игроков с целью нарушить систему защиты противника и подойти с мячом к его воротам.
   Защитные линии противопоставляют этой игре свою тактику, строящуюся в основном на держании и разборе атакующих игроков противника, т. е. на принципе подвижной обороны.
   Эти два взаимно обусловленных момента и определяют нашу систему игры, выражающуюся в непрерывном, широком и быстром передвижении игроков. При этом условии возникающие игровые ситуации настолько неожиданны и и разнообразны, что почти исключают применение длинных разученных комбинаций.
   Внутренний механизм игры наших команд строится на тактическом творчестве игроков, выполняющих определенные игровые функции, но не связанных в ходе игры обязательным стандартом своих позиций.
   В пределах принятых командой игровых задач и общей системы игры наши футболисты творят текущую тактику игры, имея для этого необходимые школу, вкус и понимание игры.
   И как бы игровые ситуации, взятые в отдельности и статически, ни казались просты, при верном их разрешении и быстром следовании одной за другой из них-то и создается сложная тактическая вязь игры.
   И чем меньше шаблона в разрешении этих мгновенных игровых задач, тем неожиданнее и остроумнее импровизируются комбинации.
   Моральным моментом, характеризующим тактический облик нашего футбола, является высокая, я бы сказал, одухотворенная коллективность игры. Почти каждый из наших игроков не задумывается отдать мяч партнеру, если тот имеет хотя бы немного больше шансов забить гол, чем он.
   Это делается не только в порядке игровой дисциплины, но с чувством внутреннего удовлетворения и артистического удовлетворения, какие получает подлинный мастер от удачи в своем деле.
   При этом коллективность игры выражается не только в тактическом построении игры, но и во всем субъективноэмоциональном восприятии игры, заставляющем каждого игрока в отдельности играть с максимальным напряжением сил в пользу своей команды, с чувством ответственности перед коллективом за свою часть работы.
   И, наконец, как я уже сказал, очень важным фактором в нашем футболе является игра по принципу максимальной интенсивности борьбы, т. е. увеличения степени участия в игре каждого игрока в отдельности. Это делается за счет пространственного расширения зон игры, работы на больших скоростях, непрерывных, страхующих и обеспечивающих возможность множества разнообразных решений хода игры «холостых» передвижений игроков без мяча и, наконец, за счет напряженной борьбы каждого игрока в любом игровом эпизоде, даже при ничтожном шансе на успех. Могут возразить, что расширение игровой зоны одного игрока может произойти только за счет ограничения зоны другого игрока, поскольку игра ведется одним мячом и никакой интенсификации не получится.
   Это было бы верно, если не учитывать фактора времени.
   Но так как широкая, быстрая, непрерывная подвижность игроков в каждый момент игры дает большее приближение игроков к мячу, чем при малоподвижной позиционной игре, то этим самым и достигается большее количество подходов игроков к мячу за единицу времени, т. е. более интенсивная игра.
   Результатом этой интенсификации оказалось одновременное увеличение наступательной и оборонительной силы команды.
   Произошло это за счет увеличения количества игроков, участвующих как в атаке ворот противника, так и в защите своих.
   В позиционной игре эти силы были бы взаимно сокращены, так как много игроков с обеих сторон оставалось бы в бездействии и никакой интенсификации игрового действия не произошло бы. В нашей же маневренной игре увеличение количества действующих в атаке и обороне игроков наполнило игру большим напряжением и обогатило ее разнообразием и неожиданностью перипетий борьбы.
   Однако наши команды не идут на авантюрную тактику наступления, не оправданного стратегическими возможностями тыла, о чем я буду говорить в других главах книги.
   Прямым результатом этой интенсификации игры оказалось и значительное уравнение физической нагрузки игроков, особенно нападающих, и меньшее «разделение труда» игроков команды, а отсюда – из разносторонность.
   Мы часто слышим и о стиле советского футбола.
   Стиль игры – это совокупность всех качеств игры, в которой практически осуществляются идеи и принципы нашей школы игры.
   При этом под качествами игры нужно понимать и степень исполнительского мастерства игроков, т. е. ее технической чистоты и тактической разумности, и степень физической мощности игры, и степень волевого напряжения игроков, и их эмоционального возбуждения и вдохновения коллективной борьбы.
   Поскольку вся эта совокупность качеств игры органически обусловлена психофизическими возможностями наших игроков и нашими спортивными традициями, она достаточно прочна для того, чтобы ее можно было назвать характером нашего футбола.
   Таким образом, стиль нашего футбола – это его общий характер. Он настолько четко определился, что не нужно быть знатоком футбола, чтобы сразу же отличить игру наших футболистов от зарубежных.
   Даже не разбираясь особенно в тактических ходах игры, можно просто на глаз определить основные особенности игры наших команд. Это прежде всего напряженная борьба, в которой все технические и тактические средства игры подчинены единственной цели – победить в игре.
   Целенаправленность игрового действия в сочетании с максимальной энергией исполнения и есть характерные особенности стиля советского футбола.
Держание игрока и игра на зоне
   Основным изменением в игре, которое мы все наблюдаем за последние 9-10 лет, является широкое передвижение игроков без мяча, напряженность и как бы трудность игры. Спокойная техническая манера, украшенная «на досуге» виртуозными трюками, безвозвратно ушла в прошлое.
   Подчас мы наблюдаем на поле нечто похожее на игру в «салочки»: одни игроки пытаются оторваться от других, сторожащих и преследующих их.
   Все спешат, и все заняты.
   Навесную подачу с края в центр почти невозможно принять на ногу, так как много раньше этой возможности возникает борьба в воздухе за удар головой.
   Этому колоссальному сдвигу игры в сторону напряженной атлетической борьбы мы обязаны тактическому приему, твердо вошедшему в арсенал тактических средств нашего футбола, который мы назовем «держанием» игрока.
   Держание игрока есть защитное действие.
   Я умышленно начал с тактики обороны, вопреки принципам военной педагогики, чтобы остаться верным хронологическому приоритету защиты в развитии современной тактики футбольной игры, так как поперечные перемены местами у нападающих возникли в ответ на появившееся держание их игроками защиты.
   Первой командой, отказавшейся от чисто позиционной тактики в защите и перешедшей на «подвижную оборону», т. е. на держание и разбор нападающих противника, была московская команда «Металлург», успешно выступавшая в розыгрышах первенства СССР в 1937–1939 гг.
   Этот прием, заимствованный футболистами из баскетбола, резко изменил не только игровую внешность футбола, но и потребовал большой психической перестройки игроков.
   Основной смысл держания игрока заключается в том, что гораздо легче не дать противнику начать игру, чем расстроить уже начатую им игру.
   Что значит держать игрока?
   Держать игрока – это значит находиться от него или передвигаться вместе с ним на дистанции, позволяющей перехватывать адресованные ему мячи, или атаковать его в момент приема им мяча.
   В зависимости от места поля, места нахождения мяча и скорости атакующего держать его нужно по-разному. Например, если нападающему достаточно подставить ногу, чтобы забить гол с короткого паса, нападающего нужно держать вплотную, т. е. находиться или бежать с ним в непосредственной близости к нему со стороны ворот, с тем чтобы не дать ему сыграть «в одно касание».
   Если быстрый нападающий находится в некотором отдалении от ворот и может по игровой ситуации получить мяч для рывка к воротам, держать нападающего вплотную не следует; наоборот, нужно занять позицию, похожую на гандикапированный старт, с которого защищающийся успел бы и атаковать нападающего в случае отдачи ему мяча в ноги, и не дать себя перегнать в случае посыла мяча вперед на ворота.
   Если же быстрый противник не дает защищающемуся «гандикапа», продвигаясь вперед до линии последнего игрока, тогда защищающемуся остается гандикапировать старт не пространством, а временем.
   Проще говоря, надо начинать движение в направлении посылаемого мяча раньше противника, который не может этого же сделать, не попав в положение «вне игры».
   При пасе с края в центр держать нападающего приходится и сзади себя, и спереди, и сбоку, в зависимости от его позиции по отношению к воротам.
   Держать игрока, который находится на большой дистанции от пасующего ему и может получить только длинный, навесной, а потому долго летящий мяч, нужно на такой позиции, которая позволила бы защищающемуся с разбега пойти в борьбу за высокий мяч и вместе с тем позволяла бы страховать партнеров, т. е. имела бы смысл в общем плане безопасности своих ворот.
   Ошибочно думают некоторые наши игроки, любители «вольной» и безответственной игры в «общем плане», что стоит им только захотеть и они сумеют бегать «хвостом» за противником не хуже Всеволода Блинкова или Николая Палыски, полузащитников в команде московского «Динамо» в 1940–1941 гг.
   Держание игрока – это очень трудная игра, требующая большого умения, тонкого тактического понимания игры, большой физической выносливости, быстроты и хорошо тренированного внимания.
   И самым трудным в этой игре, пожалуй, является понимание момента, в который ее следует оставить и перейти на позиционную игру.
   Не игравший в защите никогда не поймет, насколько трудно в одно и то же время: а) следить за игроком без мяча и преследовать его; б) следить за мячом в поле, с тем чтобы поймать момент сыграть на мяч; в) видеть весь ход атаки противника и г) быть готовым прийти в любой момент на помощь партнерам туда, откуда бы ни грозила воротам опасность гола.
   Даже если условно допустить, что все пять игроков защитных линий настолько быстры и опытны, что каждый из них не даст противнику прорваться к воротам или обвести себя, элемент взаимостраховки сохранит свою необходимость в отдельные моменты игры в силу того, что всякая схватка двух игроков за нейтральный мяч чревата случайностями, требующими в защите обязательной взаимопомощи.
   Игрок защиты, который держит своего подопечного, довольствуясь тем, что он закрыт, и тут же, рядом с собой позволяет забивать голы другому противнику только потому, что тот не на его ответственности, – такой игрок защиты слишком неумен или настолько «индивидуалист», что ему не место в команде.
   Таким образом, держание игрока, твердо вошедшее в игру, совершившее настоящий переворот в нашем футболе, породив новую тактику атаки, не исключает зональной игры, а требует от обороняющихся игроков тонкого мастерства комбинированной тактики защиты.
   Совершенно неверно думать, что держать определенного игрока – это значит никого и ничего, кроме него, не видеть и бегать все 90 минут за ним по пятам.
   При такой практике держания игроков противник может легко использовать ее с выгодой для себя. Если, например, полусредние, которых держат полузащитники, начнут играть впереди, а остальные трое нападающих сзади, то линии защиты при упрямом, плотном и безотносительном к обстановке держания игроков будут противником переставлены одна на место другой.
   У защитников, играющих впереди, не хватит умения, а может быть, и выносливости заполнить собою середину поля и подыграть своим нападающим, а полузащитники в такой же мере не справятся с игрой в задней линии защиты, и игра команды в обороне будет расстроена.
   Более того, противник по своему желанию и выбору стал бы держать наиболее слабых игроков защитных линий на самых ответственных местах обороны, на которых всякая борьба за ничейный мяч уже опасна для ворот, и лишил бы их помощи и страховки партнеров.
   Таким образом, «прилипнуть» к одному игроку и ничего кроме него не видеть – это значит предоставить противнику возможность расставить игроков защитных линий так, как это ему выгодно.
   Это обстоятельство и заставляет в защите пользоваться разными тактическими средствами обороны: и зональной игрой, и держанием игрока, а иногда и приемами игры средними между ними.
   Совершенно необходимым элементом в защитной игре является передача подопечных между игроками защитных линий. Например, если полусредний противника играет впереди своего крайнего нападающего, крайний защитник должен послать на крайнего нападающего своего полузащитника, а сам взять на себя полусреднего. Или если полусредний играет впереди центрального нападающего, то же самое должен сделать центральный защитник, послав одного из своих полузащитников на центрального нападающего и взяв на себя полусреднего.
   Эти обмены подопечными игроками должны делаться по указанию сзади играющих игроков партнерам, находящимся впереди них, т. е. защитники командуют в такие моменты игры полузащитниками, а полузащитники – полусредними нападающими.
   Игра на новых «объектах» продолжается до тех пор, пока задние игроки не скомандуют передним вернуться к старым подопечным.
   Эта передача игроков должна делаться только в случае очевидной и относительно длительной перестановки противников и до их атаки или в самом начале ее.
   Передавать же игроков друг другу в игре непосредственно у своих ворот, т. е. на ходу атаки противника, не следует, чтобы не растерять атакующих.
   В этих случаях каждому игроку защиты надо придерживаться своего подопечного, особенно если он играет коротко и точно. Однако в случаях неразберихи у ворот или длинных навесных подач на ворота следует держаться на позициях, удобных для игры на мяч.
   Все передачи подопечных противников между игроками защиты и все перемены в системе разбора атакующих игроков должны производиться, как я уже сказал, по инициативе и указанию сзади играющего своему партнеру, играющему впереди.
   Такая система игровых взаимоотношений между защищающимися основана на том, что играющему сзади всегда бывает виднее вся ситуация, чем играющему впереди, которого к тому же задний игрок все время видит.
   Играющий впереди должен быстро выполнять указания партнера, не тратя драгоценного времени на возражения, если даже решение товарища кажется ему неправильным.
   Моральную ответственность за успех операции, естественно, несет суфлирующий задний игрок.
   Поскольку последним полевым игроком защиты является центральный защитник, он ведет в этом отношении общее руководство игрой в защитных линиях.
   На последних рубежах зашиты в свои чрезвычайные права вступает вратарь, и его лаконичные, четкие приказы обязательны для всех.
   И держание игрока, и игра на зоне, т. е. позиционная игра, вошли в число тактических средств нашего футбола и сделали тактику защиты более гибкой и богатой.
   Противопоставление этих двух методов игры как исключающих друг друга лишено всякого основания. Оно возникает из-за недопонимания смысла зональной игры.
   Игра на зоне – это прежде всего система взаимной помощи.
   Позиционная игра в защите, т. е. игра всех игроков защитных линий на своих зонах, – это система концентрированной обороны.
   Концентрированной расстановкой игроков создается положение, в котором зона действия одного игрока заходит на зону другого игрока. А это и есть оптимальные условия для взаимной страховки и быстрого сосредоточения игроков в опасном пункте игры у ворот.
   Зональная игра в нападении также сохраняет свою целесообразность, но часто приобретает новый смысл.
   Если раньше та или иная позиция обеспечивала игроку свободный прием мяча на некотором отдалении от противника, то сейчас игрок выбирает себе позицию, не очень надеясь уединиться на ней для приема мяча. Он это делает, чтобы привлечь на нее противника или отвлечь его от партнера и использовать свою позицию как удобное место старта для внезапного отрыва от противника и выхода на свободное место с целью получения мяча. Например, если раньше крайний нападающий держался на краю у боковой линии поля, то это делалось для того, чтобы в отдалении от крайнего защитника свободно принимать адресованные ему мячи.
   В современной игре крайние нападающие также держатся до поры до времени на краях у боковой линии поля, но их позиция имеет уже двоякий смысл.
   Если крайний защитник будет плотно держать «края», с тем чтобы тот не смог получить мяча, у нападающего откроется возможность внезапных отрывов, т. е. уходов от защитника в центр, к воротам противника, где он сможет получить острый пас.
   Если же крайний защитник будет держаться в некотором отдалении от крайнего нападающего, последний будет получать мячи или в ноги, или на движение назад к мячу, и его позиция приобретает свой стародавний смысл.
   Держание игрока не исключило игры на зоне, а явилось новым тактическим средством игры, обогатившим тактику нашего футбола.
   Более того, оба эти метода игры, не будучи универсальными тактическими средствами, дополняют и усиливают друг друга при целесообразном их применении.
   Все тактическое искусство футбольной игры в защите сводится к тому, что игроки защитных линий должны хорошо понимать, когда нужно занять позицию, т. е. играть на зоне, а когда нужно держать и преследовать пласирующего противника или в какой-то пропорции сочетать эти два приема игры. При этом понять и оценить игровую обстановку необходимо в одно мгновение и тут же принять решение и выполнить его.
   Примером очень внимательного держания противника могла служить защитная игра Всеволода Блинкова на месте полузащитника в московской команде «Динамо», которая нисколько не ограничивала его готовности и возможности страховать своих партнеров и помогать им. При всем этом Блинков находил свободные от защитной работы моменты, чтобы подыгрывать своим нападающим и непосредственно атаковывать ворота противника. В этом же духе играют Алексей Водягин и Михаил Родин из ЦДКА.
Пас и обводка
   Если держание игрока и игра на зоне являются главными тактическими приемами преимущественно защиты, то пас и обводка являются приемами тактического арсенала нападающих, т. е. средствами провести мяч в ворота противника сквозь организованный строй его игроков. Игра в пас обычно противопоставляется обводке. Это так же неверно, как противопоставлять держание игрока игре на зоне. В таком представлении таится непонимание существа футбольной игры. Объясняется это тем, что к обводке прикладывают порочащую ее этикетку «индивидуальной» игры.
   Однако тот факт, что игрок в общем организованном усилии всей команды в какие-то секунды на своем участке преодолевает сопротивление противника один на один, без видимой помощи товарища, еще не дает основания обвинять его в индивидуализме.
   Весь вопрос в том, является ли примененная в определенный момент обводка единственно возможным или наилучшим средством разрешения игровой ситуации или нет.
   Если обводка в этот момент была действительно единственно целесообразным приемом, то, конечно, неверно называть обводку тактически индивидуальной игрой и противопоставлять ее пасу как коллективной игре.
   Игрок, применяющий обводку с пользой для своей команды и в соответствии с общим тактическим планом ее игры, играет на коллектив.
   Другое дело, когда игрок пользуется обводкой не на пользу, а во вред своему коллективу. При этом нужно помнить, что всякая обводка дает большой процент неудачи, т. е. потери мяча, никак не оправдываемой в обводке, которая даже в случае ее удачи ничего не дала бы команде.
   Даже такие опытные и сильные игроки, блестящие мастера обводки, как В. Бобров, В. Демин, Б. Пайчадзе, Н. Дементьев, П. Дементьев или Г. Джеджелава, далеко не всегда сохраняли и сохраняют чувство меры в применении своего искусства, чего нельзя сказать, например, о В. Трофимове, несмотря на то, что он обильно «пересыпает» свою игру обводкой.
   Но о том же Боброве, который является исключительно сильным дриблером в хоккее, можно сказать, что на льду он играет коллективно. Почему? Да потому, что вся хоккейная команда строит игру так, чтобы дать Боброву возможно большее количество попыток пройти с помощью обводки к воротам противника; из этих попыток несколько должны увенчаться успехом и обеспечить команде победу. Бобров с известным риском для себя одну за другой делает эти запланированные попытки и обычно забивает несколько голов. А если и не забивает, то оттягивает на себя столько сил противника, что открывает этим возможность «сделать результат» своим партнерам.
   Когда игрок, обведя одного или двух противников и собрав около себя остальных, в последний момент без сожаления расстается с мячом, чтобы дать забить гол незакрытому партнеру, его игра коллективна, несмотря на применение такого изощренного средства индивидуального мастерства, каким является обводка.
   Этому вопросу я уделил много места потому, что придаю большое значение правильному пониманию коллективного действия в футболе в смысле возможности проявления в нем индивидуальной одаренности футболиста.
   И теперь, когда мы признали обводку возможным средством коллективной игры и сняли с него этикетку «индивидуальной игры», необходимо определить ее тесную связь с пасом.
   Каждый футболист знает, что, угрожая противнику обводкой и изредка ее применяя, легко играть в пас, и наоборот, играя в пас, можно легко обыграть противника, неожиданно применив обводку.
   Например, если защитник перед хорошо обводящим игроком будет занят лишь одной мыслью не дать себя обвести и не будет его атаковывать, оставаясь на выжидательной позиции, последний спокойно и не спеша сможет отдавать мячи своим партнерам, т. е. играть в пас.
   Если же защитник, стремясь не дать противнику сделать пас, построит свою игру на другой крайности и будет всегда на предельной скорости нападать на противника, вызывающего защитника на неосторожную атаку с целью перехватить передачу мяча, то нападающий легко найдет момент для обводки и выхода мимо защитника вперед.
   Таким образом, мы видим, что хорошая игра в пас возможна только в том случае, если нападающие все время заставляют игроков зашиты противника остерегаться обводки и этим связывают их.
   Например, если один защитник бросит своего опекаемого и пойдет на страховку другого защитника, играющего против сильного дриблера, последний сразу найдет легкий пас своему партнеру, оставшемуся незакрытым.
   И наоборот, эффективное применение обводки возможно, если она неожиданно, т. е. редко, употребляется на общем фоне игры в пас.
   Обманное движение передачи мяча вправо позволяет обойти противника влево и наоборот.
   Также и финт обводки в одну сторону позволяет дать удобный пас в другую сторону.
   Очень часто открывшийся с одной стороны партнер позволяет нападающему пройти с мячом мимо защитника с другой стороны, так как защитник в выборе своего места не может не реагировать на расстановку противников.
   Пас и обводка в тактике футбольной игры являются тем единством, в котором эти два игровых приема взаимно обусловлены своей противоположностью. Их количественная пропорция в игре, где обводка только вкрапливается отдельными эпизодами в игру в пас, не должна дезориентировать нас относительно значения и места обводки в футбольной игре.
   Обводка может даже не применяться в игре, но искусный и умный дриблер будет делать игру одной угрозой ее применения.
   Обводка – не механическая примесь к пасу, а его органическое дополнение.
   И теперь, когда игра в пас является основной формой игры, стремление игрока в индивидуальном усилии приблизится к воротам противника остается его неизменным внутренним позывом. Это, так сказать, первородная тактика. Нападающий всем своим существом всегда направлен в сторону ворот противника, как стрелка компаса в сторону полюса. Это его ведущая линия. Нападающий, владеющий скоростной обводкой, не упустит случая реализовать эту свою направленность.
   Обводка остается одним из самых острых средств конечной атаки ворот.
   Большой процент голов забивается игроками непосредственно после удавшейся обводки.
   Наиболее целесообразно применять обводку в зоне непосредственной близости ворот противника, где защищающиеся в стремлении не дать нападающим ударить по воротам атакуют их (нападающих) особенно стремительно.
   Этой-то необходимостью защитника спешить в игре у своих ворот может хорошо воспользоваться нападающий и обвести его, чтобы получить возможность забить гол. Много мячей Всеволода Боброва было забито именно так.
   Однако тот же Бобров, увлекаясь иногда обводкой на середине поля, нередко срывает подготовку к атаке, замедляя темп розыгрыша мяча или теряя его.
   Таким образом, рисковать потерей мяча в обводке игрок может только в двух случаях, когда 1) это не опасно для его ворот и он не имеет при этом возможности по игровой ситуации отдать мяч своим партнерам и 2) если его обводка, в случае достаточно вероятной удачи, откроет возможность значительно более острой атаки ворот или их непосредственного взятия, чем пас партнеру.
   Игра только на обводку уже опровергнута всем ходом развития футбола. Сейчас футболисты всех стран играют в пас, сочетая его в разных пропорциях с обводкой. Игры же исключительно в пас, при совершенном изъятии обводки, мне еще не доводилось видеть.
   Полное изъятие обводки из футбольной игры значительно упростило бы ее, заметно уравняло бы силы противоборствующих команд в каждой игре и в значительной мере лишило бы игру блесток индивидуального мастерства и таланта.
   Когда в игроке сочетается быстрота с талантом инсценировки, т. е. финта, мы имеем перед собой дриблера, этого представителя изящного искусства на футбольном поприще, который один может разрушить всю стройно организованную систему защиты противника, построенную на держании и разборе игроков.
   Стоит дриблеру обойти одного игрока и привлечь на себя второго, как защита противника уже дает трещину, так как второй защитник бросает своего подопечного, который может тут же получить мяч и заставить на него пойти третьего защитника, который, в свою очередь, тоже оставит без призора своего подопечного. В результате этого цепного процесса возникает момент, в котором незакрытый игрок получает возможность удара по воротам.
   Не всегда все получается так, как здесь сказано, не всегда такие моменты кончаются голом, но опасность для ворот в таких случаях назревает обязательно.
   Если же обводящий игрок, привлекший на себя противников, не находит целесообразной отдачи мяча своим освободившимся партнерам и продолжает одного за другим обводить дальше, эффект его обводки смазывается тем, что первые обведенные им игроки сумеют снова вступить в борьбу.
   Чувство меры – главное качество дриблера, которое делает его полезным игроком команды. Но часто мы наблюдаем, как начавший обводить игрок уже не может переключиться на пас и обводит до потери мяча и сознания.
   Такой дриблер напоминает токующего тетерева, который, занятый своим током, ничего не видит и не слышит. Для такого игрока обводка не средство, а цель игры.
   Партнеры, не получившие от такого дриблера мяча, в конце концов теряют энергию и желание бегать попусту в поисках позиции для получения паса, и вся игра команды расстраивается.
   Но встречаются дриблеры, которые редко теряют мяч на обводке и играют в пас, но… после обязательной обводки хотя бы одного противника. Такому игроку кажется, что он играет вполне коллективно. Однако он не понимает простой вещи, что, злоупотребляя обводкой, он, как правило, отдает мяч своему партнеру не в наилучший для того момент. А это уже не коллективно.
   Футбольная игра, построенная нападающим на одних попытках пройти при помощи обводки к воротам противника, никогда не оправдывает себя и приносит только вред общей коллективной игре команды.
   С другой стороны, только коллективная игра, в частности хорошо отданный партнером мяч, позволяет дриблеру применить с пользой для всей команды свое искусство.
   Обводкой должны владеть все игроки команды, включая вратаря, дриблирующего при помощи рук, так как обводка является средством выигрыша не только пространства, но и времени.
   Например, обводка может применяться и для того, чтобы обойти с мячом противника и приблизиться к его воротам, и для того, чтобы только освободиться от противника на какие-то секунды и получить возможность осмотреться и разобраться в обстановке, давая партнерам время для необходимых по ходу игры перемещений.
   Даже защитник, в том случае, если его обводка не таит в себе риска потерять мяч и сама напрашивается поведением противника, может применить ее с пользой для команды, так как она даст ему возможность точно передать мяч партнерам и таким образом сохранить мяч у своей команды.
   Удавшаяся обводка сразу дает численный перевес атакующей группе игроков над защищающейся, а отсюда и свободу их действия.
   Нельзя не учитывать и морального эффекта примене-ния обводки. Ничто не вносит такой нервозности в игру защитных линий команды, как систематически удающаяся обводка противника на каком-либо участке обороны ворот. Не стоит и говорить о том, насколько деморализует игрока его беспомощность против сильного дриблера.
   Не случайно я уделил так много внимания обводке.
   Игра команд, построенная на тактической парности всех играющих друг против друга игроков, поднимает удельный вес обводки в игре как средства преодоления численного равенства сил, так как обведенный и оставленный за спиной противник на какой-то отрезок времени выбывает из числа игроков, противопоставленных своим подопечным, и требует себе замены, чем расстраивается вся защитная система разбора игроков.
   Нельзя не учитывать, что обводка для многих наших молодых игроков является настоящей страстью и смыслом футбола и к тому же кажется им легким путем к славе. Необходимо предостеречь нашу играющую молодежь от чрезмерного увлечения обводкой.
   Футболист должен иметь вкус к коллективной игре и испытывать творческую радость, участвуя в целесообразно организованном коллективном усилии, в пределах которого он и должен проявлять свои индивидуальные способности и качества.
   Игра в пас должна настолько преобладать в игре над обводкой, насколько легче освободиться на какой-то момент от противника для получения мяча, чем обвести его.
   Игра в пас – это чисто тактический навык, поднимающий футбол до высот тактического искусства.
   В пасе каждого игрока проявляется острота его тактического мышления.
   Система паса – это система игры.
   Тактическое разнообразие передач мяча очень велико. Можно играть длинным, средним и коротким пасом, продольным, косым и поперечным, низким и высоким перекидным.
   Можно играть друг о друга, как о стенку, в «одно касание» и с обработкой мяча.
   Можно давать пас в игрока и на свободное место, на выход игрока. Практикуется и «недоданный» пас. Игрок на хорошей тактической позиции требует себе мяч так же, как мяч, посланный в нужный момент и в нужное место, потребует к себе игрока.
   Пас может быть неожиданным по моменту его дачи и по его направлению, т. е. по адресату. Много игровой выдумки можно вложить в каждый ход мячом.
   И было бы неправильно рекомендовать играть каким-то определенным пасом – скажем, только длинным или коротким, только продольным или косым. Все зависит от возможностей самих исполнителей, их противников, условий грунта и погоды.
   Теоретически длинный продольный пас – это кратчайший путь в пространстве и времени к воротам противника. Но практика показала, что на одном этом пасе игру строить нельзя, так как длинный продольный пас почти всегда дается в борьбу и защите противника легко к нему приспособиться.
   Объясняется это тем, что защищающиеся, естественно, прежде всего стараются не дать противнику выйти на мяч вперед, т. е. к воротам, и держатся для этого несколько впереди нападающих, т. е. ближе к своим воротам, чем последние.
   Именно поэтому внезапные пасы поперек, а особенно назад, очень часто находят совершенно незакрытого адресата.
   Самым правильным следует считать игру, построенную на разнообразной передаче мяча, т. е. на разнообразной компоновке игроков в ходе игры.
   Конечно, может преобладать в игре команды какой-то определенный пас, но тем необходимее неожиданное применение другого паса. Например, крайний нападающий все время играл длинными подачами вперед на дальнего полусреднего или «края»; привыкшие к такой игре защитники оставили неприкрытым ближнего полусреднего, который и получил от «края» неожиданный короткий пас назад у самых ворот противника.
   Качество паса – это качество игры.
   В зависимости от того, какой пас преобладает в команде, ее игра приобретает тот или иной характер, или стиль.
   Команда московского «Динамо» играла по преимуществу длинными продольными и косыми пасами, стараясь вывести своих быстрых нападающих прямо по центру на ворота противника или неожиданным перекидом мяча с одного фланга на другой передать мяч незакрытому партнеру у ворот противника.
   Игра проходила в широком и быстром движении игроков и длинных посылах мяча. Атакуя широким и глубоким фронтом, динамовцы заставляли и защиту противника растянуться и расслоиться, создавая разреженнуюсреду защищающихся игроков, в которой быстрые, широко передвигающиеся нападающие особенно эффективны.
   Когда мячом владел игрок «Динамо», его партнеры рассредоточивались.
   Во время матчей с участием московского «Динамо» на поле всегда бывало просторно, а потому атаки динамовцев были остры, опасны, но недостаточно прочны, т. е. эпизодичны.
   Команда ЦДКА играет преимущественно пасом на соседа. Ее передачи коротки и быстры. Игроки в противоположность динамовцам не разбегаются от мяча, а концентрируются у мяча.
   Атаки ЦДКА не прекращаются с потерей мяча, так как некоторая кучность нападения позволяет сразу же начать борьбу за потерянный мяч, что в целом создает устойчивый напор и территориальное преимущество команды над противником в течение игры.
   Если динамовцы для длинной и точной передачи обрабатывают мяч, то игроки ЦДКА больше играют коротким пасом в «одно касание» с обводкой, которой великолепно владеет большинство игроков команды.
   На примере этих двух команд мы видим, как различные методы компоновки игроков, а отсюда и передачи мяча, создают два совершенно различных стиля игры.
   Чем тоньше у футболиста понимание игры, тем содержательнее, интереснее, остроумнее и удобнее для партнеров его отдача мяча.
   Некоторые пасы требуют к тому же и высокого технического мастерства; таковы, например, пасы резаными мячами, позволяющие отдать мяч, казалось бы, закрытому партнеру.
   Большой изобретательностью отличались пасы Михаила Якушина. Его знаменитые отдачи мяча пяткой были неожиданны, остроумны и полезны по ходу игры.
   Искусством острого паса владеют Григорий Федотов, Константин Бесков, Валентин Николаев, Николай Дементьев, Василий Трофимов, Автандил Гогоберидзе и другие.
   В прямой связи с тактикой перемены мест возник пас между «скрещивающимися» игроками, широко вошедший в практику наших команд.
   Его механизм таков: игрок А с мячом в движении вперед идет на место своего партнера Б, который, «скрещиваясь» с игроком А, за его спиной выходит вперед на его место и тут же от него получает мяч, который А, не глядя, неожиданно «выворачивает» своему партнеру Б.Комбинационный пас интересен неожиданностью своего тактического смысла.
   В заключение главы считаю нужным объяснить, почему обводка на этих страницах заняла больше места, чем пас. Мне казалось необходимым вступиться за честь опороченной обводки. Мне хочется, чтобы кажущееся несоответствие между значением обводки в игре и гомеопатичностью ее дозировки не привело бы к ошибочным заключениям.
   О пасе я не беспокоюсь: он не нуждается в утверждении и постоит сам за себя.
Передвижение игроков без мяча, или тактика маневра
   В ходе игры футболисту на любом месте команды приходится во много раз больше передвигаться без мяча, чем с мячом.
   Игрок бежит рядом с ведущим мяч партнером, чтобы получить от него пас; игрок преследует противника, ведущего мяч на его ворота; игрок, непрерывно передвигаясь по полю, все время ищет в меняющейся обстановке наилучшую позицию для получения или отбора мяча; наконец, игрок отрывается от держащего его противника или сам преследует его.
   Было подсчитано, что при старой, преимущественно позиционной, игре за матч игрок пробегал от 9 до 11 км. Если эти цифры верны, то можно предполагать, что дистанция пробега игрока в современной игре достигает 12–14 км.
   Это увеличение бегового элемента игры явилось прямым результатом передвижения без мяча атакующих в поисках удобного момента для получения мяча и защитной тактики держания игроков, т. е. подвижной обороны.
   В настоящей главе я буду говорить о маневрах без мяча атакующих игроков. Эти маневры явились тактическим ответом на защитную систему держания игроков и, в свою очередь, обусловили возникновение системы подвижной обороны, так как держание неподвижного игрока еще не вызывает необходимости для защитника передвигаться по полю.
   Тем не менее было бы неверно считать единственной побудительной причиной передвижения атакующего без мяча держание его противником. Во-первых, далеко не всегда противник держит нападающего, а во-вторых, и независимо от того, держат противники нападающего или нет, он должен все время искать наилучшую позицию для ведения атаки или финального удара по воротам.
   Однако только держание защищающимися игроков противника вызвало необходимость быстрого и широкого маневра нападающих.
   Но не все передвижения игроков являются маневренными, т. е. подготовляющими тактически наилучшие условия атаки.
   Еще во времена игры по системе «пять в линию» при старом правиле «вне игры» в атаку шла вся пятерка нападения, что, естественно, означало движение четырех игроков (из пяти атакующих) без мяча.
   Но это не было маневром – это была сама атака. Маневра не было и до атаки. Атака начиналась с открытых позиций, и никакой подготовки с целью как-то дезориентировать противника не было. Атака была прямолинейным движением по длине поля вперед, а когда атака оканчивалась, атаковавшие шли назад.
   Каждый нападающий, как челнок, ходил по своему «желобку». На его пути обязательно находился противник, и они встречались потому, что у них был общий маршрут.
   Но встречались они преимущественно у ворот, играя во всех прочих случаях довольно независимо друг от друга. Естественно, что в такой игре решающим фактором успеха было техническое мастерство, а не тактика.
   В современном футболе, в частности в нашем, такая откровенная игра нападающих была бы легко парализована игроками защиты.
   Возникла необходимость подготовки финальной атаки ворот при помощи маневренных передвижений игроков, которые обеспечили бы ее внезапность в отношении момента и места последнего завершающего удара.
   В поисках необходимой для атаки компоновки сил игроки стали передвигаться по полю без мяча во всех возможных направлениях: продольных, поперечных и косых.
   При позиционной игре защиты основным ходом тактического маневра нападающих является занятие позиций з интервалах (вернее, в промежутках) между игроками защиты противника. Например, выход полусреднего в промежуток между крайним и центральным защитниками и отдача ему мяча заставят того или другого защитника атаковать его, что сразу же открывает полусреднему возможность отдачи мяча в ту сторону, откуда его атакует защитник, т. е. партнеру, оставшемуся на свободном месте. Если же защита противника держит нападающих, то для последних возникает необходимость одновременно и всем передвигаться во всех направлениях в поисках момента и места для получения мяча.
   При смешанном, обычном у нас, тактическом построении защиты возможности маневренных передвижений атакующих игроков очень разнообразны, так же как и методы противодействия защищающихся.
   Передвижения нападающих без мяча не всегда имеют прямой целью получение его. Например, нападающий может выйти на позицию с тем, чтобы заставить противника переместиться в свою сторону и этим открыть путь своему партнеру (с мячом или без мяча) на открывшуюся позицию.
   Более того, несмотря на то, что из нескольких вышедших на выгодную позицию нападающих получает мяч только один, открывшиеся впустую игроки расстраивают боевые порядки защиты противника, увлекая за собой защищающихся игроков и создавая этим благоприятную обстановку для игры партнера с мячом.
   Возможны и очень эффективны организованные передвижения нескольких игроков для того, чтобы один из партнеров мог свободно приблизиться к воротам противника. Например, при подаче мяча справа левые нападающие (полусредний и крайний) могут широко переместиться в центр, увлекая за собой стерегущих их противников, с тем чтобы стоявший безучастно сзади левый полузащитник вдруг выскочил бы на опустевший фланг для свободного приема длинной перекидной передачи мяча справа.
   Самыми ходовыми передвижениями атакующих без мяча являются, как правило, выходы в косых направлениях, т. е. вперед в сторону, чем обеспечивается и приближение к воротам противника и перемена фланга атаки (например, выходы центрального нападающего на края и крайних нападающих в центр, выходы полусреднего вперед на «трассу» другого полусреднего, выходы полусредних и полузащитников на свой край, или крайнего нападающего на дальнего полусреднего, или полусреднего в центр).
   Высшее достижение маневренной тактики – это согласованные передвижения целой группы игроков с целью предоставить возможность замаскированному до поры до времени завершителю задуманной атаки оказаться с мячом у ворот противника.
   Для этого каждый игрок в отдельности должен овладеть тактическим искусством маневра и в каждой игровой ситуации верно решать вопросы: куда, как и для чего передвигаться и в какой момент это сделать?
   Каждый игрок должен знать, например, такую простую истину, что всегда надо стараться выходить на новую позицию за спиной ведущего мяч партнера, а не перед ним, чтобы на какой-то момент скрыться за игроком с мячом от внимания противника.
   Эффективны передвижения игроков и поперек поля и назад, с тем чтобы освободиться от стерегущих их противников. Даже внезапная и быстрая перемена позициями на месте, т. е. без передвижения куда-либо двух плотно закрытых двумя противниками игроков, освобождает их обоих от держателей, если те хотя бы немного отстали от них со старта.
   К тому же это рождает нерешительность у встречающихся друг с другом противников, которые при внезапности этой операции, как показала практика, обычно оказываются в кучной паре между двумя освободившимися игроками.
   В этой главе я умышленно не касаюсь многих других приемов тактического маневра, чтобы не повториться в этом отношении в главах, посвященных игре на отдельных местах в команде.
Комбинации
   Придется разочаровать тех читателей, которые хотели бы найти здесь точный перечень всех комбинаций, с помощью которых можно было бы наверняка обыграть противников.
   Дело в том, что таких комбинаций не существует. Всякий забитый гол является или следствием ошибки, допущенной защищающейся командой, или слабостью одного, нескольких, а может быть, и всех ее игроков, проигравших единоборства с нападающими.
   Таким образом, успешная атака есть результат использования ошибок или слабостей противника.
   Но как бы хитроумно ни велась атака, на каждого атакующего игрока приходится по одному защищающемуся, и если последние при приблизительно равных физических качествах с нападающими не делают каких-то тактических и технических ошибок, возможности нападающих чисто провести мяч в ворота оказываются совершенно ничтожными.
   Но практически безошибочной игры не бывает.
   Стоит одному из игроков защиты занять позицию с ошибкой хотя бы на один метр или опоздать на одну десятую секунды к месту действия, как мы уже сможем наблюдать великолепную, как по нотам разыгранную комбинацию с голом в финале.
   Что же такое футбольная комбинация?
   Это несколько следующих одна за другой передач мяча между игроками одной команды, совершаемых в плане достижения какой-то намеченной цели и образующих в целом логический ряд ходов.
   Комбинации применяются и в наступательной и в защитной игре команды.
   В основе всякой наступательной комбинации лежит неожиданность появления атакующих игроков в таком месте и в тот момент, где и когда их меньше всего ждут защищающиеся.
   Это достигается ложными действиями, которыми атакующие дезориентируют защиту противника и заставляют делать ошибки, а иногда – быстротой, на которую противник не способен ответить в такт, или тем и другим вместе.
   Как правило, комбинационная атака кроме быстрой передачи мяча требует также быстрых передвижений игроков.
   Комбинации в защитной игре имеют целью отражение атаки противника, выход команды из состояния обороны и последующий переход в наступление.
   В своей защитной части комбинации сводятся к системе быстрой концентрации сил в опасной зоне, перегруппировке и взаимной замене между игроками защитных линий, о чем я буду говорить в главах об игре защитников и полузащитников.
   Настоящая глава посвящена наступательным комбинациям.
   В игре примерно равных по классу команд основная задача комбинации – это обмануть противника, заставить его сделать ошибку, которая дала бы атакующим численный перевес в зоне мяча или свободу действия между игроками защиты противника. Хорошо разученная комбинация, как предопределенный ряд игровых действий, ограниченный целью, с рассчитанным числом ходов, предполагает заранее известную реакцию противника на нее (по мере ее проведения). Это позволяет атакующим не тратить времени на раздумье и осмотр поля и проводить разученную до автоматизма комбинацию с предельной быстротой и точностью.
   Обычная длина комбинаций – от двух до четырех передач мяча. Более длинные комбинации почти не практикуются, так как невозможно точно предугадать ответные действия противника на относительно большом отрезке игры.
   Очень много комбинаций начинает оттянувшийся назад крайний нападающий. Пас крайнего нападающего по своему краю вышедшему вперед партнеру и подача последнего на ворота противника – пример простейшей комбинации, имеющей целью навесить мяч на ворота, с тем чтобы в непосредственной близости от ворот сделать попытку послать мяч в сетку или, в крайнем случае, завязать борьбу за мяч, в которой может возникнуть возможность забить гол.
   В этой комбинации комбинационно играют только двое, остальные игроки кучно идут в прямую борьбу за поданный на ворота мяч и действуют навалом.
   Эта же комбинация, кончающаяся не подачей навесного мяча в расчете на борьбу за него, а точно адресованным пасом третьему игроку, – обычная тактика наших нападающих. Вся эта комбинация построена на предполагаемых и запланированных ошибках противника. Грубейшей из них является та, что нападающие противника позволили полузащитнику свободно выйти на край за мячом и не преследовали его, что и вызвало форсированный ход развития атаки.
   Таким образом, теоретически эта комбинация, как и всякая другая, обречена на неудачу, но на практике мы часто наблюдаем, как полузащитники, не преследуемые нападающими, свободно действуют в атаке.
   Когда при строго определенном передвижении игроков в комбинационной атаке рисунок паса свободно творится на месте действия, мы стоим перед комбинационной игрой высокого мастерства.
   Наилучшей тактикой игры следует считать комбинационную игру, в которой хорошо наигранные места, т. е. комбинации, не заглушают тактического творчества игроков, а, наоборот, способствуют ему. Такие наигранные отрезки игры, т. е. комбинации, не исключают творчества текущей тактики, а наоборот, благодаря автоматизму их выполнения разгружают психику игрока и позволяют ему направить свое внимание на общий ход игры. Комбинация же в непосредственной атаке ворот является самым действенным средством добиться успеха.
Тактика и техника
   Построение игры по любой тактической системе требует определенного мастерства исполнения, т. е. техники.
   Прежде чем появилась игра с мячом в форме соревнования двух сторон, естественно предполагать период каких-то самоцельных действий с мячом, доставлявших удовольствие играющим как таковые.
   Прежде чем стали обстреливать ворота и передавать мяч друг другу, научились вообще попадать ногой по мячу.
   Таким образом, сначала возникло умение производить удар как самостоятельное техническое действие, а потом уже под этот «беспредметный» удар поставили ворота и наполнили его тактическим смыслом.
   В начальной стадии развития футбола тактика игры определялась количеством тактических приемов игры, доступных техническому умению игроков.
   С ростом технического мастерства увеличивалось и количество тактических приемов игры; при этом они становились все сложнее и исполнялись в более быстром темпе.
   В современном футболе техническое умение игроков настолько поднялось и почти нивелировалось, что все команды стали иметь почти одинаковые возможности самого разнообразного тактического построения игры.
   Бывает, и притом довольно часто, что одна команда играет тактически слабее другой не потому, что она уступает противнику в своем техническом классе, а только в силу недостаточности тактического мышления ее игроков. Например, если игрок, которому никто не мешает и не заставляет спешить, посылает через головы своих игроков сильный, никому не адресованный мяч, достающийся партнеру, то это – типичный пример недостаточного развития тактического мышления игрока.
   Мы нередко наблюдали чисто тактические проигрыши в матчах равных по техническому классу команд, что опять-таки обусловлено тактически умной (верной) игрой, с одной стороны, и неверной – с другой.
   Примером такого случая может служить проигрыш «Торпедо» «Спартаку» в финальном матче на Кубок страны в 1947 г.
   Нередко бывает и так, что сильная по своему техническому классу игры команда играет слабо тактически и, наоборот, команда, уступающая по техническому умению своих игроков противнику, верно играет в тактическом отношении. Например, наши футболисты, игравшие в Англии в 1945 г., несколько уступая противнику в технической школе, показали более продуманную, более целесообразную и оригинальную тактику игры, чем англичане, начавшие заниматься футболом на много десятков лет раньше нас.
   Возможность любой команды на известном техническом уровне совершенно по-разному строить игру создает впечатление независимости интеллектуальной стороны футбола, т. е. тактики, от технического умения игроков. Но это еще не дает нам права заключить, что времена прямой зависимости между тактикой и техникой безвозвратно прошли.
   Команда никогда не сможет играть точнее, быстрее и результативнее, чем позволяет техническое умение ее игроков. В свою очередь, никакая новая тактическая идея не оплодотворит игры команды, если для ее реализации потребуется больше того, что умеют делать с мячом игроки этой команды.
   Правда, можно обогащать тактику футбольной игры за счет таких моментов игры, которые не требуют добавочного чисто технического мастерства. Например, позиционная тактика игры, вызвавшая на заре футбола, пожалуй, наибольшие сдвиги в развитии игры, не строится на специальном техническом умении, а является результатом развития тактического мышления футболистов.
   В нашем современном советском футболе держание игрока и вызванная им к жизни тактика широкого маневра нападающих без мяча сделали настоящий переворот в игре без особых требований к технике наших футболистов.
   Но, начав играть так, все, и тренеры, и игроки, сказали в один голос: «Теперь чем быстрее, тем лучше!»
   А поскольку обязательным условием эффективности тактики является неожиданность, построенная прежде всего на быстроте, возможность реализации тактических за-мыслов прямо зависит от технического умения работать в быстром темпе и на больших скоростях.
   Самая остроумная тактическая комбинация, проводящаяся в медленном темпе, будет разгадана противником на ходу и не увенчается успехом.
   Только быстрота позволяет игроку на мгновение освободиться от держащего его противника. Только быстрота обеспечивает на какую-нибудь секунду численный перевес атакующих над защищающимися в зоне мяча. Только быстрота атаки расстраивает защитную организацию противника и заставляет его делать ошибки. Быстрота же позволяет побеждать во множествах единоборств, возникающих по ходу игры.
   Быстрота – это решающий фактор футбольной игры. Но одна быстрота, без точности, не даст еще желаемого результата. Неточный пас расстраивает хорошо задуманную комбинацию, неточный удар по воротам сводит к нулю хорошо проведенную атаку.
   Сохранять точность при быстром темпе – это большое техническое искусство, а поскольку быстрота и точность требуются в любой тактической игре, становится совершенно ясной прямая зависимость тактики от техники игры.
   Совсем не обязательно, чтобы тактика строилась на технически трудных приемах, но зато всегда обязательно тактические замыслы воплощать в быстром темпе, что, естественно, требует высокого технического умения. Таким образом, быстрота технического выполнения тактических замыслов будет тем большей, чем выше техническое мастерство игроков.
   Медленная игра – это прежде всего плохая тактика.
   Тактически верно играть быстро, и чем быстрее, тем лучше. Никогда быстроты не будет достаточно. Чем выше техника, тем в более быстром темпе проводятся решающие моменты игры. Например, передать партнеру мяч «катом» по земле, а получавшему передать мяч таким же способом дальше намного легче, чем осуществить эту передачу стремительным «воздушным» мячом. Зато во втором случае будут выиграны темп и возможность сработать в «куче» противников.
   Так появляется техника, вызванная необходимостью использовать выигранные полуметры и десятые доли секунды, техника минимума касаний мяча.
   Нужно освободиться от мяча, чтобы свободнее и быстрее передвигаться по полю. Так появилась игра в «одно касание», требующая высокого технического мастерства. Игра в быстром темпе заставляет применять такие технические приемы работы с мячом, которые обеспечили бы минимум осечек, быстроту и точность.
   Игра наших команд довольно густо пересыпана техническими ошибками. Но мы далеки от мысли из-за этого браковать тактические принципы нашей игры. Мы делаем другой вывод. Техника в нашем современном футболе отстает от тактики, творческая тактическая мысль опережает технические возможности наших игроков.
   Нужно культивировать технику скоростных действий на футбольном поле.
   Работа с мячом на больших скоростях и напряжениях требует применения верных технических приемов, дающих минимальное количество ошибок.
   В этом отношении в нашем футболе уже имеются сдвиги, которые многие принимают за упадок технического мастерства. Действительно, сейчас мы не увидим трюковой игры, подобной игре знаменитого в свое время Федора Селина, не увидим также игроков, жонглирующих мячом стоя на месте.
   Сейчас всем этим заниматься некогда. Игрока преследуют или он сам преследует противника. На поле стало тесно. Оторвавшись на корпус от противника, игрок должен точно сработать с мячом.
   Для этого необходимо владеть экономичными во времени техническими приемами.
   Например, наши футболисты перестали пользоваться остановкой опускающегося мяча, ловя его в воздухе на носок бутсы, расслабив голеностопный сустав. Это не экономично во времени, так как в этом приеме остановка мяча и дальнейшее действие с мячом расчленены.
   Сейчас почти все наши игроки пользуются остановкой мяча непосредственно после его приземления, не останавливая мяч на месте, а сразу посылая его в нужном направлении для дальнейшей игры.
   Стремление к упрощению некоторых технических приемов во имя быстроты и верности их исполнения не только не исключает высокого, виртуозного технического мастерства, а наоборот, делает его совершенно необходимым. Именно такое мастерство позволяет работать с мячом быстрее, вернее, разнообразнее, неожиданнее для противника и использовать наибольшее количество возможностей для достижения успеха, открывающихся в каждой игре. Однако в игре бывают моменты, когда игроку нет необходимости действовать с мячом быстро, например в ожидании партнера, выходящего на удобную позицию для получения мяча или с целью привлечения на себя противника, что нужно для дальнейшего хода игры, и во множестве других случаев.
   Таким образом, футболисту требуется универсальная техническая школа, которая во всех случаях игры обеспечила бы ему возможность быть на высоте положения. Например, игрок, не владеющий далеким, пласированным ударом, не сможет дать длинный поперечный пас с одного края поля на другой, с тем чтобы внезапно переменить фланг атаки, – его тактика ограничена его техникой.
   Защитник, не умеющий точно адресовать мячи и отбивающий их куда попало, будет лишь защищаться, и то не наилучшим образом, вместо того чтобы посылать мячи своим партнерам и переключать свою команду с обороны на наступление. Его тактика также ограничена его техникой.
   В этом плане стоит упомянуть о матчах команды ЦДКА в Чехословакии в 1947 г. Чехословацкие защитники нередко применяли пас между собою и своими полузащитниками. Отобрав мяч у нападающих ЦДКА, защитники противника не посылали его сильно вперед без адреса, а в спокойном розыгрыше между собой не спеша выводили мяч с помощью паса из защиты в нападение, оставляя на некоторое время команду ЦДКА без мяча.
   Это и не дало возможности команде ЦДКА, более тренированной физически, чем чехи, подавить их темпом.
   Полузащитник, не умеющий обвести противника, никогда не будет полноценным игроком на середине поля, так как в моменты, когда ему некому отдать мяч, только обводка, хотя бы в сторону или назад, позволит ему выиграть время и изменить игровую ситуацию в свою пользу.
   А насколько более многочисленные и, главное, опасные для противника своей неожиданностью возможности паса или обстрела ворот открываются перед игроком, владеющим резаным ударом, с помощью которого можно отдать мяч даже закрытому партнеру или обмануть вратаря.
   Почти не играют наши футболисты перекидной передачей на средней дистанции паса (20–30 м), предпочитая искать щели между игроками для низкой передачи мяча в ограниченных направлениях. А ведь перекидным пасом можно посылать мяч в любом направлении!
   Если проанализировать любой матч двух команд одной категории или группы, то можно увидеть, что, как бы ни было велико преимущество одной команды, все же и более слабая команда за 90 минут матча имела несколько возможностей забить гол. Более того, если бы слабая команда использовала все выпавшие на ее долю случаи забить гол, она обязательно выиграла бы. Так много в каждой игре упускается технических возможностей сделать результат!
   А сколько раз мы наблюдали, когда команды, имеющие бесспорное игровое преимущество, проигрывали матчи из-за технических мазков. Если эти ошибки случайны и не свойственны команде, то они, естественно, не опровергают принятой ею тактики. Однако совершенно неверно отделять хороший замысел игры от его плохого технического выполнения и говорить при этом, что тактически команда играет хорошо, а вот технически плохо.
   Тактическая игра команды – это тактические идеи и план в действии, это практика борьбы, и в этом отношении тактика футбольной игры неотделима от техники, как игра на рояле от техники пальцев. Если команда не может практически реализовать своего тактического замысла, то, как бы он ни был хорош, назвать игру команды тактически верной нельзя. Верна лишь такая тактика команды, которая соответствует ее техническим средствам выполнения. Например, если команда строит игру на темпе, который не может реализовать по своей технической слабости, ее тактика неверна. Если команда строит атаку с фланга на сильном «прострельном» пасе мимо ворот, а никто из нападающих не умеет его перехватить и направить мяч в сетку, ее тактика также неверна.
   Например, для защитника, не имеющего достаточной техники обработки мяча и расчетливого паса, наилучшей тактикой будет отбойная игра высоко-далекими ударами с приблизительной адресовкой. Это его лучшая тактика в пределах его технических возможностей. Попытки технически слабого защитника отыграть мяч своему партнеру в штрафной площади или вратарю, обработать мяч для того, чтобы найти наилучшую отдачу партнерам, вывести или просто протащить мяч вперед, всегда опасны для его ворот. Такой защитник не имеет права играть с подобными претензиями. Такой защитник не сможет в своей обороне организовать атаку своей команды, т. е. одним действием защищаться и нападать: эта тактика не для него.
   Таким образом, качественная зависимость тактики от техники игры совершенно очевидна. Хорошая тактика тре-бует хорошего технического исполнения. Высокая техника сама подсказывает тактические ходы игры. Каковы бы ни были пути развития футбольной тактики, требования последней к технике всегда были, есть и будут неизменными: больше быстроты, больше точности и больше мастерства, т. е. возможностей выполнения.
   При всем совершенстве техники никогда не будет достаточно ни того, ни другого, ни третьего. Работать с мячом быстрее, точнее и разнообразнее противника – это значит иметь не только техническое преимущество перед ним в использовании всех моментов для достижения результата, но и тактическое, в плане реализации более сложных и острых тактических замыслов.
Тактика и атлетика
   Основным техническим элементом футбольной игры является бег. К сожалению, эта азбучная истина звучит несколько неожиданно – настолько велика у многих наших игроков и тренеров недооценка атлетической стороны футбольной игры.
   Больше всего говорят о технике, подразумевая работу игрока с мячом, меньше – о тактической смекалке игрока и еще меньше о его «средствах передвижения», т. е. беге.
   Допустим, что виртуозный техник и хитроумный тактик движется по полю со скоростью четырех метров в секунду, т. е. в темпе утренней гимнастической пробежки.
   Если это нападающий, он никогда не освободится от держащего его защитника, и будет настолько плотно закрыт им, что не получит ни одного мяча. Если это игрок защиты, то он не сможет держать нападающего, и тот будет легко играть в непосредственной близости от него, будет получать мячи на «голевых» позициях, проходить мимо защитника к воротам просто потому, что он более подвижен и быстр.
   Футболист-тихоход не сумеет использовать свои качества и навыки, так как всегда будет опаздывать к месту действия. Его почти совсем выключат из игры.
   Мне возразят, что самый медленный игрок проходит в секунду не четыре метра, а не менее семи. Это, конечно, верно, и он не будет столь беспомощным, как мой условный тихоход, но разница между ними будет только в степени беспомощности, а не по существу.
   В нашем футболе защита строится в половине всех случаев на держании игроков, и естественно, что в такой же мере игра нападающих строится на скоростных отрывах от стерегущих их защитников.
   При некоторой разнице в скорости более медленный игрок в каждой противоборствующей паре будет систематически в проигрыше пространства и времени, и большинство игровых эпизодов будет разрешаться не в его пользу.
   Если оба игрока быстры, то более выносливый «перебегает» противника и сохранит в ходе игры большую быстроту, на которой и будет его обыгрывать.
   Таким образом, мы определили основные требования к бегу как к средству передвижения игроков по полю.
   Бегать нужно быстро и все 90 минут. А для того, чтобы сохранять быстроту на протяжении всей игры и не выключаться из игры для отдыха, необходима выносливость и экономичная, т. е. правильная, техника бега.
   Бегать быстро и все 90 минут стало обязательным условием хорошей игры. Иначе и не может быть. Как уже было сказано выше, быстрота обеспечивает неожиданность, а отсюда и успех тактических действий.
   Резкость старта, быстрота бега, выносливость – вот основные физические качества, которые обеспечивают тактику маневра в нашем футболе. Эти же качества также необходимы и для противодействия этой тактике.
   Быстрота же дает победу в бесчисленных единоборствах: в борьбе за мяч, при обводке, отборе мяча и т. д.
   Непосильный для противника темп снижает его внимание, техническую точность и способность тактически организоваться. Темп игры, к которому легко приспосабливается противник, не имеет никакого тактического смысла.
   Темп же становится тактикой, когда под его «нагнетательным» воздействием противник начинает опаздывать и делать ошибки. «Замотать» физически противника, перебегать его – это тоже тактика игры.
   Конечно, кроме быстроты и выносливости в футбольной игре необходимы и сила, и ловкость, и гибкость, и много других атлетических качеств, но все они не имеют такого прямого отношения к тактике игры, как бег.
   Наконец, атлетическая способность отдельного игрока быстро бегать является тактическим достоинством этого игрока, на котором можно строить тактику состава команды.
   Дело в том, что разница в техническом умении между отдельными игроками равных по классу команд бывает значительно меньшей, чем различие в скоростных качествах игроков. Объясняется это тем, что техническое умение – более наживное качество, чем быстрота во всех ее проявлениях, являющаяся в известной мере прирожденной.
   Кроме того, разница в техническом умении оказывает меньшее влияние на исход единоборства двух игроков, чем различие в их скоростных возможностях. И часто разница в быстроте между противоборствующими игроками, хотя бы в одной тактической паре матча, решает судьбу всей игры. Например, в матчах ЦДКА против московского «Динамо» тактическая пара противников – «левый край» В. Демин и правый защитник В. Радикорский – была одним из определяющих в пользу ЦДКА факторов игры. Быстрый дриблер Демин легко обыгрывал один на один медлительного Радикорского, чем сразу разрушал всю динамовскую систему защиты, построенную на держании и разборе игроков. Динамовский полусредний В. Карцев при всем его пассивно-выжидательном, а иногда просто бездеятельном поведении на поле вызывал, пожалуй, наибольшие опасения и тактические предосторожности в стане противника. И это потому, что владея быстрым бегом, он не упускал случая на скоростном рывке выйти с мячом на ворота и забить гол.
   На разнице скоростей тактических «антагонистов» можно и должно строить тактику игры и состава команды.
   В нашем футболе все более четко обозначается парная связанность игроков, основывающаяся на их арифметическом равенстве в командах.
   Преимущество в одной паре одного игрока над другим в быстроте и широте маневра сразу преодолевает это арифметическое равенство в зоне мяча и открывает возможность для более многочисленной стороны легко обыграть противника в пас.
   Таким образом, быстрота, широта и непрерывность передвижения игроков на поле, являясь основой нашей современной футбольной тактики маневра, обеспечиваются хорошей физической подготовкой наших футболистов, тогда как быстрый темп работы с мячом и движения мяча по полю, дополняющие быстроту маневра, обеспечиваются технической подготовкой игроков.
   Но кроме быстроты и выносливости футболистам нужна еще и сила.
   Даже комбинационная игра двух команд бывает густо пересыпана единоборствами игроков, и, например, последний пас атаки в подавляющем большинстве случаев дается в борьбе.
   Систематическое преимущество одной команды в многочисленных единоборствах игры, а иногда успех даже в одном из них могут решить судьбу всего матча.
   Борьба за мяч, проходящая через все 90 минут игры, требует большой физической собранности и силы.
   Тактическое значение физического состояния команды заключается и в том, что команда, сохраняющая в игре большую физическую свежесть, чем противник, обычно добивается морального господства на поле, выражающегося в спокойствии, уверенности, инициативе и большом волевом напряжении, дающих в целом четкую, преисполненную энергии, игру.
   Одного технического мастерства и тактического понимания игры еще недостаточно, чтобы стать хорошим футболистом.
   Футбол – атлетическая игра, требующая от игрока полного комплекса атлетических качеств, т. е. быстроты, силы, выносливости и ловкости.
Единоборство
   Первые тактические навыки футболисты получили в единоборстве друг с другом в те давние времена, когда каждый нападающий игрок пытался самостоятельно пробраться к воротам противника и забить гол. Нападающий стремился с мячом пройти мимо защищающегося, а тот старался отнять у него мяч.
   И обводка и отбор мяча требовали от игроков не только каких-то технических навыков и физических качеств, но и тактического умения.
   В отличие от командной тактики игры тактику преодоления противника «один на один» правильно назвать индивидуальной тактикой или тактикой единоборства.
   Тактика единоборства должна быть таким же предметом обучения и тренировки игроков, как и коллективная тактика команды.
   Однако воспитание тактических навыков единоборства пребывает, как правило, у большинства наших тренеров в незаслуженном пренебрежении, а ведь вся большая, т. е. командная, тактика игры в нашем современном футболе осуществляется при помощи маленьких побед одного игрока над другим.
   Поэтому можно категорически утверждать, что игрок, слабый в единоборстве с противником, никогда не сможет хорошо выполнять свою игровую функцию в общем тактическом плане своей команды.
   Принято думать, что вся борьба в парах тактических антагонистов сводится к попыткам одного игрока обвести другого.
   Это ошибочное мнение. На самом же деле это не так.
   Гораздо больше места в игре занимает борьба нападающих за свободу действия, т. е. их непрерывные попытки освободиться от стерегущих их игроков защиты при помощи быстрого маневрирования, и ответное старание защищающихся держать и парализовать нападающих.
   В этой борьбе основным техническим средством игры является бег, а тактическими приемами – уходы нападающих из-под контроля их «держателей», а для защищающихся – преследование, т. е. держание нападающих в сочетании с игрой на зоне.
   Эта напряженная игра без мяча обычно даже не замечается зрителями с трибуны, преследующими взглядом движущийся по полю мяч. Однако именно от исхода игры без мяча, похожей иногда на игру в «салочки» между тактически «парными» противниками, зависит возможность осуществления командой ее коллективной тактики. Например, стоит одному из игроков защитных линий команды дать своему подопечному нападающему свободно играть, т. е. уходить из-под его контроля, как сразу же вся система обороны команды, построенная на разборе и держании распределенных между защищающимися игроками нападающих противника, совершенно расстроится.
   Нападающий, который внезапными и быстрыми уходами от своего «держателя» приобретает возможность неожиданно появляться на опасных для ворот позициях, обязательно внесет дезорганизацию в ряды защищающихся.
   При этом нападающий, который умеет широко и быстро маневрировать без мяча и систематически выходить на «голевые» позиции для получения мяча от своих партнеров, принесет команде больше пользы, чем виртуозный дриблер, играющий только с мячом.
   Тем не менее и дриблер, если он будет систематически обходить, т. е. выключать из игры, своего «держателя» при помощи обводки, изменится все соотношение сил в зоне мяча в пользу своей команды.
   А защищающийся, проигрывая таким образом единоборства своему «персональному» противнику, может стать причиной проигрыша всей игры.
   Одной из самых наглядных форм единоборства игроков является борьба за мяч.
   В любой свободно и технически чисто протекающей игре весь ход матча все же густо пересыпан схватками за мячи, посланные неточно или совсем не адресованные.
   Даже в хорошо тактически организованной и точной комбинационной игре приблизительно каждый третий четвертый пас дается в борьбу или даже противнику.
   Последний же пас атаки в подавляющем большинстве не достается своему адресату свободно, так как поле действия по мере приближения игры к воротам суживается, а игроков накапливается все больше и больше.
   Таким образом, и здесь успех нападающих или защищающихся решается в конечном счете в единоборстве двух игроков, стремящихся опередить друг друга в движении к мячу и выиграть борьбу за этот мяч.
   Во всех перечисленных мною случаях единоборства, в которых решается если не исход игры, то, во всяком случае, ее ход в пользу той или другой команды, требуется тактическое мастерство футбольной игры «один на один». Если нападающий владеет хитроумной обводкой, если его обманные движения настолько искусны, что, кажется, нельзя не поверить им, то защищающийся должен противопоставить мастерству противника такое же высокое мастерство отбора мяча.
   Как бы ни казался отбор мяча простым и грубоватым действием по сравнению с изящным мастерством обводки, он требует не меньшего тактического мастерства.
   Такие индивидуальные виды спорта, как бокс, фехтование, борьба и др., говорят нам о том, насколько сложна тактика единоборства и насколько борьба двух спортсменов неизбежно переходит в сугубо психологический план «личных» отношений.
   Совершенно то же самое происходит и в единоборствах футболистов.
   Каждый игрок старается психологически подавить своего противника. Иногда эта психологическая борьба начинается еще до выхода команд на поле, где-нибудь в тоннеле стадиона, когда знакомые между собою игроки обмениваются приветствиями или перебрасываются, казалось бы, самыми невинными и дружескими шутками.
   Только вратари почти свободны от «личных врагов». Каждый же полевой игрок имеет своего «персонального» противника, с которым ему приходится иметь дело, как правило, в течение всей игры, с которым он борется в общем тактическом плане своей команды.
   Друг другу противостоят две воли, два характера, две индивидуальности.
   Если «персональный» противник недостаточно знаком или совершенно неизвестен, что бывает очень редко, игроку приходится уже в игре хорошо разведать своего противника. В таких случаях очень важно как можно скорее составить наиболее полное представление об игровых, и в частности морально-волевых, качествах своего противника, чтобы построить тактику единоборства с ним соответственно его индивидуальным особенностям.
   Гораздо чаще бывает так, что «персональные» противники отлично знают друг друга и не раз играли один против другого. В этих случаях можно уже заранее решить, какой тактики следует придерживаться в предстоящей игре. Однако противник может неожиданно начать играть по-новому, и тогда игрок будет вынужден перестроиться на ходу.
   Таким образом, мы видим, что если игрок в плане общей тактики своей команды имеет определенную и заданную ему игру, то в тактическом поединке со своим «антагонистом» он в значительной мере предоставлен самому себе.
   И вот тут-то с полной силой начинают действовать морально-волевой фактор и игровая смекалка футболиста.
   Мы часто наблюдаем очень любопытное явление, когда один игрок, не уступающий другому ни в технике, ни в остроте тактической выдумки, ни в своих физических качествах, тем не менее не может противостоять невидимой силе своего противника.
   Этой скрытой силой игрока в большой мере определяется его тактика и успех единоборства с противником. Говоря о волевых качествах игрока, нельзя не вспомнить о Василии Смирнове, известном нападающем команды московского «Динамо» и сборной Москвы, прекратившем играть в 1938 г.
   Василий Смирнов был игроком исключительных волевых качеств. Самые грозные и драчливые защитники, обычно «терроризировавшие» нападающих грубой силой и резкостью своей игры, не могли противостоять спокойной уверенности и упрямому напору этого невысокого и легкого игрока. Противник никогда не мог нанести поражения Василию Смирнову в психологическом поединке.
   В самой корректной и дружеской игре всегда и обязательно идет скрытая борьба характеров, которую принято называть морально-волевым фактором игры.
   В нашем современном футболе, где единоборство игроков занимает очень большое место, морально-волевые качества футболиста имеют особенно важное значение.
   Говоря о тактике единоборства, я остановился на морально-волевом факторе в единоборстве игроков потому, что футболист не должен полагаться только на непроизвольное психическое воздействие на своего противника, а должен сознательно управлять этим невидимым оружием, сделать его тактическим средством борьбы.
   Нельзя переоценить значения и места единоборства в футбольной игре. Футболист, слабый в единоборстве, не может быть сильным в коллективной игре. Более того, в нашем современном футболе игроки могут осуществлять командную тактику, только выигрывая единоборства у своих противников.
   Следовательно, тренер должен воспитывать и развивать в своих игроках и каждый футболист в себе все необходимые качества спортсмена-единоборца: тактическую выдумку, атлетическую мощность и разносторонность, полную техническую оснащенность, эмоциональную возбужденность борьбы, т. е. здоровый спортивный азарт, поднимающий все наши психофизические возможности, и, наконец, волю, без которой невозможна никакая борьба.
   Все эти разнообразные качества необходимы игроку уже потому, что он может их встретить в своем «персональном» противнике. В современном футболе полевому игроку невозможно спрятаться от непосильного для него противника за спины своих партнеров без ущерба для игры всей команды.
Вратарь
   Игра вратаря с введением в 1925 г. нового правила «вне игры» претерпела значительные изменения.
   Линия «вне игры», т. е. линия последнего игрока в защите, с которой нападающие стартуют на ворота и делают заключительные усилия в своей атаке, значительно приблизилась к воротам. Борьба игроков защиты с нападающими противника территориально приблизилась к вратарю.
   Вратарь с напряженным вниманием следит за ходом борьбы на поле, за пасами противника, его ударами по воротам, сочетая в своей тактической позиции и технической стойке готовность защищать ворота от мяча и в любой момент выйти в поле для борьбы за мяч.
   Таким образом, вратарь стоит в воротах не только в готовности броситься за мячом, посланным в ворота, но и на старте для рывка в поле с целью опередить противника и отбить мяч или овладеть им.
   Игра в воротах на мяч является основным техническим умением вратаря, а выбор места в воротах в момент их обстрела – основным тактическим навыком вратаря.
   Однако только этим ограничиваться нельзя. Вратарь должен уметь играть и в поле.
   Особенно важны в современной игре выходы вратаря на высокие мячи, опускающиеся недалеко от ворот, так как, действуя руками, он имеет большое преимущество над противником, играющим головой. При этом чем больше радиус выходов вратаря с целью отбива высоких мячей и перехвата пасов, тем лучше.
   Но нерасчетливый выход из ворот, когда вратарь не добирается до мяча и оставляет ворота открытыми, является грубейшей ошибкой.
   Вратарь должен действовать быстро, решительно и точно: или остаться в воротах в полной готовности защищать их, или выйти из ворот с точным расчетом успеть к мячу, или хотя бы помешать противнику точно сработать с мячом, если это остается единственным из всех возможных средств в данном игровом эпизоде.
   Низкие прострельные пасы противника мимо ворот и пасы вперед на ворота также часто требуют вмешательства вратаря.
   Всякая нерешительность и полумера, выражающиеся обычно в том, что вратарь не доходит до мяча, но и не остается в воротах, а беспорядочно мечется в гуще игроков или оказывается на невыгодной позиции на полпути к мячу, очень часто приводят к голу.
   Вратарь, не боящийся полевого простора и смело, но расчетливо выходящий из ворот на перехват мячей, значительно усиливает защиту своей команды, являясь как бы ее лишним полевым игроком. Например, при длительной игре у ворот противника вратарь, выдвинувшись вперед, может позволить своим защитникам занять более активные позиции.
   Помню давнишний матч «Спартака» с тбилисским «Динамо», в котором вратарь Дорохов работал наподобие «заднего защитника»: он подбирал все мячи за спиной своей полевой защиты и ликвидировал несколько прорывов спартаковца В. Степанова и много «голевых» пасов, данных на выход к воротам, оказываясь неожиданно для противника на сильно выдвинутой вперед позиции.
   Также смело начинал в этом отношении и киевский вратарь Трусевич, героически погибший во время оккупации немцами Киева.
   К сожалению, оба они сделали неверный вывод из нескольких своих просчетов и «спрятались» в ворота, вместо того чтобы поработать над ликвидацией причин своих ошибок и внести в игру нужные, может быть, умеряющие коррективы.
   Сейчас некоторые наши вратари, оказываясь впереди своих ворот в поле, чувствуют себя приблизительно так же, как рыба, выкинутая на сушу.
   Игра в поле представляет собой еще далеко не использованные нашими вратарями тактические ресурсы этого амплуа. В этом плане вратарю очень полезно совмещать с игрой в воротах тренировочные игры на месте защитника и играть в баскетбол. Например, вратарю нередко случается единоборствовать с идущим на ворота противником. Оставшись с ним один на один, вратарь должен очень тонко и точно рассчитать момент и место для нападения на противника, с тем чтобы если не отнять мяч, то, во всяком случае, заставить противника сработать с мячом неточно или потерять время и удобную позицию для посыла мяча в сетку ворот.
   Все это требует специальной полевой тренировки вратаря.
   Я не могу назвать ни одного из играющих сейчас вратарей, который владел бы в полной мере тактическим искусством игры на выходах в поле. В этом отношении нашим вратарям еще предстоит много поработать над собой. Кроме всего сказанного, вратарь должен хорошо ориентироваться в том, что делается на поле. Именно вратарь может и должен руководить своими игроками защиты в моменты их растерянности или увлечения игрой, ибо кому, как не вратарю, увидеть с его последней позиции, откуда и от кого грозит опасность гола. Даже центральный защитник, руководящий игрой впереди себя, хозяин защиты, должен подчиняться указаниям вратаря как игрока, играющего сзади него.
   И в этом отношении большинству наших вратарей необходимо поднять свою игровую квалификацию.
   Однако неверно было бы думать, что игра вратаря ограничивается одной защитой ворот. Не нужно забывать, что вратарю за каждый матч приходится по нескольку десятков раз посылать мяч в поле. Естественно, что если все эти двадцать или тридцать мячей получат его партнеры и начнут организованное наступление, это не сможет не оказать влияния на весь ход игры.
   При этом не всегда необходимо посылать мяч на максимальную дистанцию удара ногой, так как далекий посыл мяча, как правило, дает время противнику успеть к мячу и начать за него борьбу.
   Вратарь должен уметь отдавать мячи и ногой и рукой партнерам, находящимся на удобной позиции и на своей половине поля. Таким образом и вратарь включится в наступательные усилия команды.
   Нашими лучшими вратарями я считаю Алексея Хомича, Анатолия Акимова, Владимира Никанорова, Леонида Иванова и В. Маргания. Хорошо начинают играть В. Чернышев и В. Чанов.
Центральный защитник
   Центральный защитник занимает ключевую позицию в защите ворот.
   Он должен не только играть сам и своей игрой увязывать работу партнеров по обороне, но и руководить ими. Его позиционный стандарт – это игра в центре задней линии защиты перед воротами, не впереди и не сзади партнеров, а приблизительно на одной линии с ними, что обеспечивает всем троим взаимную помощь и страховку.
   Центральный защитник – наиболее позиционно играющий игрок защиты, он обязан всегда быть последним игроком, с которым встречается угрожающий воротам противник.
   Иначе говоря, центральный защитник обязан атаковать любого из игроков противника, непосредственно угрожающего воротам, если этого не делают его партнеры, и вместе с тем никогда не выпадать из системы взаимной страховки с крайними защитниками на последних рубежах обороны.
   Центральный защитник должен субъективно чувствовать свою игру так, как будто бы он остался единственным и последним игроком защиты против пятерки нападающих противника.
   Тактическое мастерство центрального защитника заключается в том, чтобы понимать, когда нужно закрывать, т. е. держать атакующего противника, и когда нужно играть на зоне.
   Нередко молодые игроки, явно желая получить рецепт, по которому можно было бы сразу хорошо играть, спрашивают меня, где должен стоять центральный защитник в той или иной игровой ситуации.
   На это я обычно отвечаю: «Чувствуйте себя обязанным быть последним игроком команды, с которым должен встретиться любой игрок противника, угрожающий вашим воротам голом. Совместите эту нравственную нагрузку с желанием добраться в игре, конечно без просчетов, до наибольшего количества мячей. Тогда ваша позиция в любой игровой момент матча будет правильной».
   Как правило, центральный защитник играет против центрального нападающего противника.
   Если центральный нападающий играет впереди и по центру, тактическая задача для центрального защитника легка и сводится в основном к единоборству с ним, протекающему на его зоне игры.
   Если же центральный нападающий играет широко по краям и сзади, игра центрального защитника значительно усложняется.
   В этом случае он должен оставаться на своей стандартной позиции и играть против всякого, кто окажется в его зоне с мячом, или на позиции, удобной для получения мяча и обстрела ворот. Однако он должен направлять кого-то из своих партнеров (защитника или полузащитника) на– центрального нападающего, играющего вне зоны его защитной работы.
   Дело в том, что расстановка игроков задней линии защиты с выдвинувшимся вперед центральным защитником в форме треугольника вершиной вперед является грубой тактической ошибкой, позволяющей атаке противника внезапно возникнуть за его спиной. Полусредние и крайние нападающие противника при такой расстановке игроков защиты, естественно, будут делать непрерывные попытки оторваться от своих «держателей» и выскочить без мяча к воротам, за спину центрального защитника (не рискуя при этом попасть в положение «вне игры»), с тем чтобы тут же получить мяч от своих партнеров и послать его в ворота.
   И стоит только одному из игроков защитных линий, т. е. крайнему защитнику или полузащитнику, прозевать своего подопечного или отстать от него на 1–2 м, а противнику вовремя дать пас, как возникает голевой момент при полной выключенности из игры центрального защитника.
   Центральный защитник должен так выбирать себе место на поле, чтобы всю атаку противника от начала до конца иметь перед собой.
   Если же центральный нападающий противника начинает атаку сзади вместе со своими полусредними, как это у нас часто практикуется, а крайние нападающие (или один из них) остаются несколько впереди, центральный защитник не имеет права один уйти вперед для игры против центрального нападающего и оставить без помощи и страховки своих защитников. Он должен вместе с ними продвинуться вперед, с тем чтобы угрозой поставить противника в положение «вне игры», отодвинуть назад крайних нападающих и этим получить возможность самому приблизиться к центру нападения противника, не выходя из задней линии защиты вперед, т. е. не ломая ее боевого порядка.
   Многие наши центральные защитники предпочитали в таких случаях, даже при условии ухода назад и крайних нападающих противника, оставаться в бездействии в глубоком тылу.
   Возникало построение задней линии защиты с центральным защитником, стоящим много глубже своих крайних партнеров.
   Объясняется это тем обстоятельством, что большинство наших центральных защитников до последнего времени были игроками «великовозрастными» и, естественно, не доверяли своим скоростным возможностям.
   Позиционное построение защиты с центральным защитником сзади крайних (треугольником, вершиной назад) так же неверно, как и с центральным защитником, выдвинутым вперед, хотя казалось бы, что оно и не грозит неожиданными опасностями для ворот.
   Тактической слабостью такой позиции является то, что двум полузащитникам приходится очень много играть (и уже без помощи центрального защитника) против трех нападающих противника (двух полусредних и центрального), и те втроем легко обыгрывают их в пас и прочно держат мяч.
   Таким образом, инициатива игры на подступах к штрафной площади отдается противнику, что создает систематический нажим с его стороны, если и не чреватый острыми моментами у ворот, то устойчивый и выматывающий полузащитников.
   К тому же нападающие противника при таком расположении защитников смогут выводить без мяча по флангам за спину крайних защитников, не попадая при этом в положение «вне игры», что даст противнику возможность легких проходов вперед по краям поля.
   И наконец, если центральный нападающий выйдет вперед на игру «грудь в грудь» с центральным защитником, то последний окажется лишенным помощи своих партнеров, т. е. страховки его крайними защитниками.
   Таким образом, самым правильным расположением центрального защитника является его позиция в одной приблизительно линии с крайними защитниками.
   В такой игре центральный защитник, оставаясь сзади в одной линии с крайними защитниками, но свободными от борьбы с центральным нападающим, должен ловить моменты, чтобы включиться в борьбу двух своих полузащитников с центральной тройкой нападающих противника. Эти неожиданные броски вперед на центрального нападающего или его партнеров должны быть строго рассчитаны и обязательно достигать цели.
   Если же центральный нападающий для начала атаки уходит очень глубоко назад, к своей штрафной площади, против него начинают играть уже нападающие.
   Следовательно, игра центрального защитника против центрального нападающего, играющего сзади в линии полусредних, должна заключаться не в систематическом его держании, а в неожиданных бросках и перехватах адресованных ему мячей.
   Все сказанное в равной мере относится и к тем случаям, когда центральный нападающий играет где-то сзади на фланге втроем со своими крайним и полусредним нападающими против крайнего защитника и полузащитника.
   Однако на выходах вперед по краю центрального нападающего его, как правило, должен преследовать и атаковать сам центральный защитник.
   Техническое удобство старта вперед и разгруженность от непрерывного держания и преследования уходящего глубоко назад центрального нападающего дают в такой игре в виде компенсации за простои большую оперативную свободу действия и возможность внимательного обзора поля.
   Чем быстрее, подвижнее и внимательнее центральный защитник, тем больше радиус его действия, тем шире зона его игры, тем больше в его игре будет держания игрока и меньше позиции.
   Центральный защитник не должен забывать, что, пока он держится на свободной зоне, его четыре партнера играют против пяти нападающих, т. е. борются с численно превосходящими силами противника. Однако, если хоть один из игроков защитных линий медлителен и невнимателен и может прозевать «выскок» своего подопечного на мяч или на «голевую» позицию для получения мяча, игра центрального защитника преимущественно на зоне уже оправдывает себя.
   Таким образом, чем лучше четыре полевых партнера центрального защитника будут держать своих подопечных, тем на большем радиусе от своих ворот он будет иметь возможность держать и своего подопечного, т. е. центрального нападающего, и тем проще и эффективнее будет общая тактика защиты ворот.
   В качестве добавочного средства борьбы с противником центральный защитник (как, впрочем, и крайние защитники) имеет возможность ставить атакующих игроков в положение «вне игры». Это делается посредством внезапных выходов вперед раньше, чем противнику пошлют мяч, с тем чтобы оставить его (противника) сзади. Однако для этого требуется четкая согласованность в работе игроков защитных линий и… хорошее судейство.
   Атакуя противника с мячом, центральный защитник должен помнить, что он последний игрок перед своими воротами.
   Центральному защитнику лучше лишний раз не напасть на игрока, чем пролететь мимо и оказаться за его спиной. Если же он точно рассчитал и твердо уверен, что успеет к мячу раньше противника, он должен решительно идти на мяч, хотя бы на край поля или за центр, не смущаясь глубиной своей вылазки, и быстро вернуться на исходную позицию.
   Овладев мячом или получив возможность ударить мяч вперед без борьбы с противником, центральный защитник должен стараться адресовать все свои мячи партнерам. Слишком много мячей за матч посылает вперед центральный защитник, чтобы не использовать этот момент для перехода команды от защиты к организованному наступлению.
   Несмотря на свою, казалось бы, сугубо защитную функцию, центральный защитник по своей позиции на середине своей половины поля имеет большие возможности организовывать и начинать наступление своей команды точной отдачей мяча нападающим и выводом на пас полузащитников вперед на середину поля.
   Если центральный защитник играет спокойно и «видит поле», то при хорошей игровой технике его вклад в наступательные усилия команды может быть очень велик. В этом отношении лучше других играет центральный защитник ЦДКА Иван Кочетков.
   Но ничто в работе центрального защитника, даже держание игрока, не должно отвлекать его от игры в общем плане безопасности ворот. Если у него отсутствует мгновенная и верная оценка всей игровой ситуации в целом, он плохой тактик и не может играть на таком ответственном месте, как центральный защитник.
   Сильнейшими центральными защитниками в нашем футболе являются Леонид Соловьев из московского «Динамо» и Иван Кочетков из ЦДКА, играющие оба в красивой технической манере. В тактическом отношении я отдаю предпочтение Соловьеву, играющему «строже» Кочеткова. Хорошо играют молодые игроки Н. Дзяпшипа из тбилисского «Динамо» и К. Крижевский из команды ВВС, хорошо начинают играть Г. Дуганов из московского «Торпедо» и А. Башашкин из ЦДКА.
   Многим тренерам и игрокам установившаяся у нас тактика игры центрального защитника представляется неразрешимой проблемой в нашей системе игры.
   И действительно, после того как центральный нападающий ушел для начала атаки в глубину поля, а центральный защитник остался стоять на зоне, создалось впечатление, что игрок зашиты как будто совсем не ответил на новую тактику нападающего.
   В действительности это не так. При этом ключ к решению задачи надеются найти в каком-то возможном ответном изменении тактики игры центрального защитника.
   Это ошибочное суждение основывается на том, что сетующие на свободу действия центрального нападающего противника забывают, что такими же «благами» пользуется и их центральный нападающий и что за дарованную центральному нападающему свободу и сам центральный защитник освободился в значительной мере от изнурительной обязанности держать и преследовать противника.
   Этим самым центральный защитник приобрел возможность широкого и внимательного обзора поля, спокойного и расчетливого выбора позиции и сохранения в игре физической свежести, а значит, и быстроты для эпизодических схваток с противником. Таким образом, компенсация хотя и не полная, но все же имеется.
   А то обстоятельство, что все команды при новой тактике игры центральных нападающих стали сильнее атаковать друг друга и игра стала более обоюдоострой, следует только приветствовать, тем более что достигнуто это не авантюрой безответственного наступления, а естественным ходом тактического развития игры.
   Более того, я не вижу достаточных оснований к тому, чтобы предполагать возможность какого-то существенного изменения тактики игры центрального защитника, и считаю общепринятую у нас игру центрального защитника единственно правильной в условиях действующих в настоящее время правил игры.
Крайние защитники
   С того времени, как держание игрока получило в нашем футболе право гражданства, игра крайних защитников значительно изменилась.
   В отличие от тактики собранной тройки в задней линии защиты, которой придерживается сейчас большинство зарубежных команд, наши защитники играют шире, так как закрывание крайних нападающих крайними защитниками естественно растягивает всю линию защиты, а при атаке противника широким фронтом – почти на всю ширину поля.
   Позиционно игра крайних защитников протекает в одной линии с центральным защитником, но тактически сильно отличается от его игры.
   Прежде всего игра крайнего защитника тактически труднее игры центрального защитника, несмотря на то, что последняя ответственность лежит наибольшей тяжестью на центральном защитнике и его игра является ключом ко всей системе командной обороны.
   Но дело в том, что, играя перед своими воротами, центральный защитник, на худой конец, может ограничиться только позиционной игрой на зоне, при которой ему не нужно будет искать своих противников, так как они сами к нему придут по пути к воротам. Это, конечно, не лучшая тактика центрального защитника, но в случаях тактической неясности на поле это простой и верный выход из положения; он хорош хотя бы тем, что не выключает игрока из игры в моменты атак ворот.
   Крайний защитник не может ограничиться одной позиционной игрой. Он не может оставаться на своей стандартной позиции независимо от игры противника, так как рискует остаться бездейственным в тот момент, когда в его ворота будут забивать голы.
   Крыло его противника, крайний нападающий и полусредний, может уйти с его фланга и действовать в центре и на другом фланге, давая тем своим партнерам численный перевес.
   Оставаясь на опустевшем фланге, крайний защитник, по существу, отсутствует в игре. Он должен найти работу в другом месте поля или новую тактически осмысленную позицию, иначе атака пройдет мимо него, чего не может случиться с центральным защитником на его стандартной позиции.
   Играть же только на держание игрока крайний защитник, как и его партнеры по защите, не имеет права уже потому, что в этом случае противник будет его «таскать» за собой туда, куда захочет, и держать его при себе там, где это ему выгодно, лишая других игроков защиты его помощи и страховки.
   Игра крайнего защитника заключает в себе две основные, одинаково важные тактические задачи: закрыть крайнего нападающего противника и вместе с тем помогать центральному защитнику и другим игрокам защиты и страховать их. Например, при атаке противника с одного из флангов крайний защитник с противоположного фланга должен переместиться в направлении ожидаемой подачи, т. е. к центральному защитнику, с тем чтобы ему помочь и подстраховать его в случае подачи мяча в центр и борьбы за мяч перед воротами. Крайний защитник может, а обычно и должен, оказаться при этом несколько сзади центрального защитника.
   Вообще, при назревающей по ходу игры длинной навесной подаче и при высоко-далеких мячах на ворота по свистку судьи (включая и угловые, когда мяч относительно долго «висит» в воздухе) защитнику не следует «впритирку» бегать за подопечным; в таких случаях защитнику нужно занять позицию, с которой ему на определенном участке поля было бы удобнее, чем противнику, сыграть на мяч, и, как правило, с разбега.
   Но обычно больше, чем в половине всех игровых положений, крайнему защитнику приходится четко держать крайнего нападающего, и его позиция (в гораздо большей мере, чем позиция центрального нападающего) определяется поведением его подопечного нападающего.
   Вся тактическая трудность игры крайнего защитника и заключается в ежеминутной, быстрой и обязательной перестройке своей игры – с зональной на держание игрока и наоборот.
   Вместе с тем крайний защитник должен четко руководить своим однофланговым полузащитником в «разборе» игроков крыла нападения противника. Он может послать полузащитника на крайнего нападающего, а сам взять на себя полусреднего, если это по игровой обстановке будет удобнее.
   Во всяком случае, крайний защитник должен играть против того игрока из крыла нападения противника, который устойчиво играет впереди другого, значит, и ближе к воротам защитника.
   Не нужно забывать, что крайний защитник не должен безучастно относиться даже к голам, забиваемым с другого фланга, и обязан в любой критический момент у своих ворот найти какую-то возможность принять участие в их защите.
   И если последним препятствием противник встречает обычно все же центрального защитника, то только в силу преимущества его позиции в этом отношении.
   Большие тактические затруднения доставляет крайнему защитнику систематический уход крайнего нападающего в свой тыл вместе со своим полусредним. Не преследовать его – значит давать ему свободно начинать атаку со своей половины поля и вдвоем с полусредним нападающим пасом обыгрывать одного полузащитника и идти вперед. Пойти за крайним нападающим, покинув заднюю линию, – это значит при оставшихся впереди других нападающих противника и быстром перебросе им мяча остаться сзади и не успеть вернуться в защиту.
   В этих тактических ситуациях крайний защитник должен проявить тонкое понимание игры. Если он на основании всего поведения противников твердо убежден в том, что их атака завязывается именно на фланге отступившего назад крайнего нападающего и через него, он может делать далекие вылазки вперед, чтобы не давать тому овладевать мячом. Если же выходить вперед по общей обстановке опасно и противник именно на это и вызывает крайнего защитника, последний может оставить своего полузащитника на половине противника сыграть против двоих нападающих, поскольку это еще не грозит опасностью воротам. В таких случаях полузащитнику должны помочь нападающие.
   Когда же крайнему защитнику приходится вплотную закрывать крайнего нападающего, он и тут не смеет ни на секунду выпасть из игры в общем плане безопасности ворот.
   Когда у крайнего защитника не хватает этого ощущения общей борьбы, он плохой защитник.
   Игру крайнего защитника труднее, чем игру любого другого игрока команды, уложить в какие-то правила для «заочного обучения».
   Крайнему защитнику, как, впрочем, и центральному защитнику, а особенно вратарю, часто приходится действовать по мгновенному впечатлению от возникшей игровой ситуации, только по первому побуждению, но не потому, что оно всегда безошибочно, а потому, что иначе уже будет поздно.
   Наступательная функция крайнего защитника проявляется прежде всего в адресованных посылах мяча своим партнерам, а иногда и в «подтаскивании» мяча по свободному флангу вперед и, наконец, в занятии активных позиций при атаке своих нападающих.
   Оказавшись с мячом на половине противника, крайний защитник должен найти возможность дать длинный пас своим партнерам, так как короткая отдача в случае ее перехвата противником или следующей за отдачей потери мяча партнером не дает времени защитнику вернуться назад.
   Физическими качествами крайнего защитника, обеспечивающими его тактическую роль в команде, являются быстрота, сила и выносливость, т. е. весь комплекс атлетических качеств, соединенный со спортивной азартностью в борьбе за мяч, и вместе с тем спокойствие, быстрота ориентировки, решительность, предприимчивость и самоотверженность. Крайний защитник должен быть игроком боевых качеств, большой ответственности и строгой тактической дисциплины. Крайние защитники – наиболее дефицитная категория игроков в нашем футболе.
Полузащитники
   Тактическая игра полузащитника в его защитной, т. е. основной, функции намного определеннее и яснее игры защитников. Она может быть схематизирована и уложена в твердые и относительно несложные правила. Тактический минимум, на котором можно очень полезно играть полузащитника, невелик. И вместе с тем только роль полузащитника позволяет футболисту использовать и развернуть все свои игровые способности, как бы они ни были разнообразны.
   Не случайно, что такие разные по специально игровым и прочим качествам футболисты, как Е. Елисеев и Н. Палыска, К. Рязанцев и Г. Гагуа, В. Блинков и А. Виноградов, могли и могут полезно играть полузащитника.
   К этому несколько парадоксальному заключению я пришел на основании своего тренерского опыта и постараюсь в дальнейшем рассеять недоумение читателей. А пока оговорюсь, что это совсем не значит, что роль полузащитника можно поручать неудавшимся нападающим или даже защитникам и что полузащитника играть вообще легко.
   И то обстоятельство, что сильных полузащитников у нас очень немного, уже опровергает это ошибочное мнение.
   Полузащитники так же дефицитны, как и крайние защитники. Это косвенно говорит об их «кровном родстве».
   С этого я и хочу начать.
   Полузащитник – это прежде всего защитник передней линии. Это основное, что должен усвоить игрок, выбирающий себе это место.
   Если атакуют пять нападающих, то и защитников должно быть пять как минимум.
   Логика тактического развития игра привела к количественному равенству игроков защиты и нападения. Никакая универсализация игроков, расширение и смешение их тактического амплуа не опровергают этого положения.
   Только условия игры против нападающих «второй линии», т. е. полусредних, позволяют полузащитникам быть непосредственным тылом своего нападения, точно отдавать мячи короткими пасами и включаться в атаку.
   Но все то, что полузащитник делает для атаки, он должен делать «на досуге» от своей защитной работы, а не за счет ее.
   Тактический стандарт игры полузащитника таков: во время атаки противника он должен обязательно быть в системе зашиты ворот, закрывая, т. е. держа, одного из нападающих (как правило, полусреднего). При атаке своей команды полузащитник должен выйти вперед на среднюю треть поля, оставив своего подопечного игрока сзади, на дистанции, позволяющей ему успеть вернуться в защиту в случае внезапной атаки противника и вместе с тем перехватывать длинные пасы, адресованные его подопечному нападающему, и подбирать все недалекие мячи отбивающейся защиты противника.
   Такая позиция во время атаки своего нападения является прямым продолжением его защитной работы во время наступления противника, так как полузащитник, вышедший вперед на «пустоту» поля, возникшую за спиной его нападающих, занимает наиболее выгодную позицию, с которой он мешает им получать мячи от своей защиты.
   Дело в том, что большинство мячей, отбиваемых защитой под натиском нападения, не бывает «сделано» полноценными, сильными, далекими и точными ударами. Очень много мячей при этом отбивается головой. Таким образом, находясь во время атаки своей команды на позиции несколько впереди своего подопечного, полузащитник к большинству мячей от защиты противника будет успевать раньше его и будет выполнять свою защитную функцию на такой позиции с наибольшим эффектом.
   Два полузащитника, занявшие позицию при атаке своего нападения впереди нападающих противника, создают блокаду последних и тыл для своих.
   Только как следствие этой позиции, имеющей прежде всего защитный смысл, возникает возможность для полузащитников помогать в наступлении своим нападающим и нападать самим.
   Воспринимать субъективно свою игру впереди как прямое продолжение защитной работы очень важно для полузащитника, так как это гарантирует его от увлечения излишней «агрессией» и опасных позиционных ошибок.
   Таким образом, первой и прямой обязанностью полузащитника является закрытие, т. е. держание, полусреднего нападающего, которого он может оставить лишь в случае необходимости помочь своему партнеру по защите, когда другой нападающий противника грозит забить мяч.
   Выключение из игры полусредних противника имеет очень большое тактическое значение, так как этим сразу нарушается связь и взаимодействие центрального нападающего с крайними, остающимися в изоляции, и дезорганизуется игра всего нападения противника в целом.
   В тех же случаях, когда опекаемый полусредний не пошел в атаку вместе со всем своим нападением, а остался глубоко сзади, полузащитник обязан его оставить и пойти в защиту на помощь и страховку партнеров и с целью создания численного перевеса своей защиты над нападением противника.
   Но в этих случаях, работая в защите, он обязан внимательно следить за оставленным противником и не дать ему внезапно вклиниться в атаку.
   Полузащитник не должен нападать на полузащитника противника, если тот «тащит» мяч, приближаясь к штрафной площади. Он должен отступать перед ним и обманными движениями броска на него задерживать его продвижение вперед, с тем чтобы выиграть время и дать этим возможность одному из своих нападающих, обычно полусреднему, его догнать.
   Только в том случае, когда полузащитник противника грозит приблизиться к воротам на дистанцию опасного обстрела их, полузащитник должен на него напасть. Таким образом, полузащитник обязан всегда быть в защите, когда атакует противник, и в частности закрывать полусреднего, и выходить вперед при атаке своего нападения для блокады нападающих противника и для «питания» мячами своих нападающих.
   Вообще говоря, можно этим и ограничиться и играть полезно, соблюдая только эти три простых тактических правила.
   Однако практически в игре все это делается не так просто. Дело в том, что полузащитник может гораздо настойчивее держать своего подопечного, чем защитник, но и он в критические моменты у своих ворот должен сыграть в плане непосредственной защиты ворот против любого противника.
   При атаке своей команды полузащитник должен очень осторожно и расчетливо выходить вперед, с тем чтобы, блокируя за своей спиной нападающих противника и «питая» мячами своих нападающих, т. е. создавая им необходимый тыл, всегда успеть уйти в защиту при внезапном высоко-далеком отбое мяча защитой противника.
   Обычная наступательная функция полузащитников заключается в «питании» своих нападающих мячами и использовании всякого случая обстрелять ворота противника с «рентабельной» дистанции.
   Полузащитник не должен забывать, что неожиданный удар по воротам из-за штрафной площади сквозь кучу игроков, закрывающих вратарю поле зрения, может закончиться голом, тем более что, задев кого-нибудь, мяч может переменить направление и обмануть вратаря.
   Пас полузащитника с его почти центральной позиции на поле очень разнообразен.
   Полузащитник должен видеть всех своих партнеров вокруг себя и по игровой ситуации сыграть с любым из них: и назад с защитником, и в сторону с другим полузащитником, и вперед «веером» со всеми нападающими от одного крайнего нападающего до другого. Например, при широком тактическом кругозоре, т. е. видимости всего поля в игре, полузащитник после ряда пасов соседям может внезапно применить длинный перекидной пас оставленному вдалеке незакрытым своему дальнему крайнему нападающему или другому партнеру.
   Чем разнообразнее пас полузащитника, тем труднее играть защите противника.
   При этом полузащитник должен обладать тонким чувством момента для выдачи мяча своим нападающим, без чего его пасы никогда не будут полезны.
   Полузащитник должен иметь и остроумную игровую выдумку, иначе его очевидные ходы мячом будут легко разгадываться защитой противника.
   Например, бывают очень неожиданные отдачи мяча полузащитником в направлении, противоположном движению мяча игроков (включая самого полузащитника).
   Полузащитник должен хорошо разбираться, когда мяч нужно отдать сразу, «в одно касание», и когда его нужно придержать.
   Полузащитники – основные «держатели» мяча на середине поля, а овладеть серединой поля – это значит овладеть инициативой игры.
   Полузащитник, овладевший мячом на своей трети поля, часто имеет перед собой свободной всю середину поля. В эти моменты иногда он не имеет возможности для точной отдачи мяча своим нападающим, и самым выгодным тогда является быстрый гон мяча по свободному полю, дающий возможность острого продолжения игры.
   Дело в том, что если полузащитник «потащит» мяч медленно, он подстрекнет нападающего противника на преследование, причем, естественно, возможности отдачи мяча с нападающим «на пятках» и защитой противника на своих местах будут не наилучшими. Но стоит полузащитнику быстро погнать мяч и выйти вперед, как он почти обязательно вытянет на себя игрока из защиты противника и сразу же получит возможность острой отдачи мяча освободившемуся нападающему.
   Если же противники предпочтут пятиться назад, закрывая нападающих, полузащитник успеет продвинуться еще дальше уже для удара по воротам.
   Но часто, при позиционно неверной и невнимательной игре защиты противника, возникают возможности продольной и длинной острой отдачи и из своей половины поля.
   Эти возможности полузащитник, занятый мячом, ни в каком случае не должен упускать, но обычно они возникают как результат каких-то предварительных «ходов» на середине поля.
   Поэтому-то и важно овладеть серединой поля, чего полузащитники должны добиваться совместно с одним, а обычно с обоими своими полусредними, так как, повторяю, овладеть серединой поля – это значит овладеть инициативой игры, стать ее хозяином.
   Однако в нашем футболе за последние годы определилась тенденция увеличивать наступательную силу команды за счет включения полузащитников в непосредственную атаку ворот. Полузащитники уже не ограничиваются подыгрыванием своему нападению, а сами с мячом (или без мяча для приема паса) выходят в переднюю линию атаки для обстрела ворот противника и для последней «голевой» отдачи мяча. Например, очень часто полузащитнику представляется возможность выйти с мячом или без мяча на опустевший край поля, покинутый защитником противника, преследующий ушедшего в центр крайнего нападающего. При этом он может получить пас как по своему краю, так и перекидкой с противоположного края.
   Не менее часто полузащитнику представляется возможность «тащить» мяч вперед на ворота, имея перед собой на пути к ним своих же нападающих и игроков защиты противника. При этом, если полузащитник приблизится к ним слишком близко, т. е. «подожмет» своих нападающих, возможности для отдачи мяча своим игрокам значительно ухудшатся, так как нападающие уже прекратят движение вперед и, упершись в линию «вне игры», будут ждать пас, стоя на месте. В таких случаях нападающие выражают справедливые претензии полузащитнику по поводу того, что он их «поджимает» и не дает вовремя пас.
   Однако в тех случаях, когда игроки защиты противника слишком упорствуют в держании нападающих, последние имеют интересную возможность из этого, казалось бы, испорченного положения создать острый «голевой» момент. Нападающие могут расступиться в стороны перед идущим на них с мячом полузащитником, якобы отрываясь от игроков защиты для получения от него мяча, и, увлекая этим за собой слишком ревностно держащих их противников, тем самым открыть своему полузащитнику коридор на ворота.
   Но выходить вперед в атаку с мячом полузащитник может лишь в том случае, если он вполне уверен, что успеет ударить по воротам или отдать партнеру мяч.
   Полузащитник может открываться вперед и без мяча, если ему вполне обеспечена отдача мяча, т. е. при условии, что партнер полузащитника его видит и вполне контролирует мяч (владеет им) и имеет техническую возможность точного паса.
   Но в этих случаях необходимо все же, чтобы сзади оставался заменяющий полузащитника нападающий (обычно полусредний), что, однако, нисколько не снимает с полузащитника обязанности быстро вернуться в защиту своих ворот во время атаки противника, и эту обязанность он не имеет права никому передоверить.
   Полузащитник, избегающий хотя бы иногда играть в защите (во время атаки противника), – неполноценный игрок. Ему не может быть места в команде, претендующей на серьезный турнирный успех.
   Полузащитник, который чувствует себя на поле игроком без определенных обязанностей и понимает термин «полузащитник»[2] как указание на его некоторую свободу от твердых защитных обязанностей, обычно бывает плохо подготовленным физически или просто ленивым игроком, не воспитавшим в себе ни воли, ни вкуса к физическому напряжению.
   Тактическое содержание игры полузащитника требует большого и разностороннего мастерства. Он должен совмещать в себе техническое умение всех полевых игроков команды.
   Как основной держатель мяча и боец за середину поля, т. е. за инициативу игры, он должен уметь использовать обводку как средство держания мяча.
   Полузащитник, как игрок дальнего действия, играющий по всему полю, должен быть быстрым, выносливым, владеть техникой экономичного 800-метрового «аллюра» для широких и непрерывных тактических передвижений, сохраняя в полной мере возможность скоростного старта и рывка.
   Полузащитник должен быть инициативным и изобретательным тактиком с широким зрительным охватом поля в игре и вместе с тем внимательным держателем своего подопечного игрока.
   Наши лучшие полузащитники обладают в достаточной мере всеми этими качествами, хотя их техника, как и большинства наших футболистов, оставляет еще желать лучшего.
   Таким образом, мы убедились, что при относительно простом тактическом стандарте, а главное, легко усваиваемом тактическом минимуме игры объем и значение работы полузащитников в команде очень велики.
   Если раньше говорили, что сила команды определяется силой ее трех полузащитников, то это положение и теперь, при двух полузащитниках, сохраняет свою истинность.
   По этому поводу уместно вспомнить, как слабо провели московские динамовцы ряд матчей в сезоне 1947 г., когда на поле в их рядах не было Всеволода Блинкова. Из наших молодых полузащитников следует отметить И. Нетто из «Спартака» и М. Родина из ЦДКА.
Полусредний нападающий
   Полусредние нападающие – такие же универсальные по разнообразию своих тактических обязанностей игроки, как и полузащитники. После первых опытов и начального усвоения игры с тремя защитниками игра полусредних в нашем футболе также испытала на себе заметную эволюцию.
   По тактическому содержанию своей игры полусредние обязаны вести и поддерживать наступление, непосредственно атаковать ворота и закрывать играющих против них полузащитников в моменты их наступления, не давая им подыгрывать своим нападающим и обстреливать ворота. Производным от выполнения этих обязанностей должно явиться овладение серединой поля, которую полусредние вместе со своими полузащитниками должны заполнить собою.
   Из нападающих второй линии они превратились в игроков почти всего поля. Они атакуют и в первой линии наступления и во второй и заполняют собой середину поля и идут в защиту с тем, чтобы не дать полузащитникам противника поддержать в атаке своих нападающих.
   Но, несмотря на значительную защитную работу, которую выполняют полусредние, они прежде всего игроки нападения. Объем их защитной игры, как правило, не должен превышать объема наступательной игры полузащитников противника.
   Полусредний, ведущий игру нападения и сам непрестанно угрожающий воротам противника, не позволит полузащитнику, играющему против него, много заниматься подыгрышем своему нападению или ходить в атаку.
   Грубейшей ошибкой полусреднего было бы ограничивать свою наступательную игру, опасаясь наступления полузащитника.
   Своей наступательной активностью полусредний ограничит полузащитника в его наступательной возможности; таким образом, от него самого зависит разгрузить себя от защитной работы для усиления наступательной.
   Исходная позиция полусреднего нападающего находится приблизительно в центре треугольника: крайний нападающий – центральный нападающий – полузащитник, которых он связывает и в ходе игры каждого из них заменяет.
   Основная наступательная работа полусреднего заключается в ведении наступления с помощью паса и непосредственных атак ворот противника, для чего полусредний находит момент и место для неожиданного выхода на ворота с мячом или без мяча для получения паса.
   Оба полусредних или один из них (но тогда уже в паре с полузащитником) создают второй эшелон атаки.
   Со своей оттянутой назад позиции полусреднему очень удобно, следя за переменой мест крайними и центральным нападающими и их передвижениями поперек и по диагонали поля, поймать момент для внезапного вторжения в переднюю линию атаки.
   Поскольку центральные нападающие для начала атаки оттянулись несколько назад, много длинных выходов на пасы крайних нападающих по своему краю стали делать полусредние.
   Если полусреднему удалось оторваться от играющего против него полузащитника и за спиной крайнего защитника получить мяч и выйти с ним на свободный фланг поля, то дальнейший ход игры напрашивается сам собой: полусредний режет угол и в тот момент, когда на него нападает центральный защитник, передает мяч центральному нападающему или другому своему партнеру в центр.
   Игровые отношения полусреднего с центральным и крайними нападающими строятся на их взаимной заменяемости. Полусредние должны выходить и на освободившиеся края и по центру прямо на ворота, когда центральный защитник покидает свою зону, будучи вытянутым из нее центральным нападающим.
   Борьба между полусредними нападающими и полузащитниками противника напоминает собой игру в «салочки». Когда полусредний нападающий находиться в атаке, его преследует и держит полузащитник противника. Когда полузащитник идет вперед, чтобы подыграть своим нападающим, или в непосредственную атаку ворот, его преследует и держит полусредний нападающий.
   Меня часто спрашивают полусредние, что им делать, если полузащитник не преследует их в атаке, а остается сзади, с тем, чтобы после отражения атаки хозяйничать на середине поля. Такое положение нисколько не должно смущать полусреднего. Он должен использовать эту недоработку в игре полузащитника и атаковать ворота противника особенно активно. Смысл такого решения заключается в том, что полусредний, не будучи закрытым у ворот, неизмеримо опаснее для противника, чем полузащитник, не закрытый на середине поля.
   Таким образом, полузащитник предлагает не обоюдоострую, а проигрышную для своей команды игру, которую полусредний должен охотно принять. Чаще всего в этих случаях полузащитники руководствуются не тактическими соображениями, а вынуждены вести такую игру из-за своей неспособности угнаться за полусредними.
   Иногда полусредние нападающие задают и такой почти «теоретический» вопрос: как им играть, если полузащитники противника играют в линии своего нападения, совершенно не играют в обороне своих ворот и не закрывают полусредних нападающих?
   Эта задача решается так же просто, как и предыдущая. Если полузащитник не будет преследовать атакующего полусреднего, оставаясь в линии своего нападения, то он этим самым позволит противнику атаковать свои ворота пятью игроками против четырех (без вратаря), для того, чтобы его команда атаковала ворота противника шестью игроками против пяти.
   А это уже невыгодно, так как пятеро нападающих, играющих против четырех защищающихся, окажутся сильнее шестерых нападающих, играющих против пятерых защищающихся, в силу того что первые по арифметическому соотношению сил с противником будут иметь преимущество над вторыми.
   Кроме того, пространственная ограниченность фронта атаки еще умалит силу шестерых нападающих вследствие скученности их игры, в то время как «лишний», пятый, нападающий, т. е. оставленный без прикрытия полусредний, против четырех защищающихся будет свободно вести игру, забивать голы и делать погоду в своем нападении.
   Но самым главным и решающим тактическим моментом в игре полусреднего при переключении противоборствующего с ним полузащитника на игру в нападении должно быть то, что полусредний нападающий все-таки будет в моменты наступления противника уходить в защиту и закрывать атакующего полузащитника.
   Таким образом, полусредний нападающий будет играть гораздо острее и опаснее для ворот противника и значительно больше, чем ушедший в нападение противоборствующий с ним полузащитник, и выиграет и в качестве и в объеме своей игры.
   По два полузащитника и по два полусредних от каждой команды борются за середину поля, т. е. за инициативу игры.
   Атакует ли команда всей пятеркой нападения в линию или с одним оттянутым назад нападающим, все равно при контратаке противника не менее двух нападающих должны отступить на свою половину поля для борьбы с наступающими полузащитниками противника и для начала атаки из своего тыла.
   Эти два нападающих и есть полусредние, хотя в отдельные моменты игры их могут и должны заменять остальные нападающие.
   Таким образом, игра полусредних против полузащитников заключается в том, чтобы в те моменты, когда мячом владеют их партнеры, отрываться от держащих их полузащитников и заходить на открытую позицию для получения мяча и дальнейшего действия с ним.
   Когда же мячом владеют противники, полусредние нападающие должны преследовать и закрывать полузащитников противника, с тем чтобы они не могли организовать наступление или включиться в атаку.
   Если посмотреть на игру наших лучших команд и проследить только передвижение игроков, выключив из фокуса нашего внимания мяч, то мы ясно увидим, какую напряженную игру «в салочки» ведут по всему полю на протяжении всего матча полусредние нападающие с полузащитниками противника.
   Если при равном умении играть полусредний нападающий окажется быстрее и выносливее играющего против него полузащитника, он начнет угрожать непосредственно воротам противника, овладеет серединой поля и расстроит тыл и снабжение мячом нападения противника.
   Если полусредние имеют достаточно сильных партнеров по нападению, одному из них бывает иногда выгодно остаться глубоко сзади и, когда играющий против него полузащитник уйдет на помощь в свою защиту, выбрать момент и налегке, без мяча, вторгнуться из глубины поля в замеченную брешь в защите противника.
   Из всего сказанного выше можно заключить, что основными игровыми качествами полусреднего нападающего являются: умение неожиданно включиться в непосредственную атаку ворот, удобно для партнера и остро отдать мяч вперед, завязать игру со всеми окружающими его игроками и лишить играющего против него полузащитника его наступательной функции.
   Полусредние нападающие, как и полузащитники, являются основными обладателями мяча в игре и от их тактического умения в большой мере зависит весь ход игры.
   Грубая ошибка полусреднего – оседание в тылу и переход с наступательной игры только на «снабженческую».
   Полусредний нападающий должен всегда сохранять наступательную активность. В любом игровом эпизоде его первым побуждением, как и других нападающих, должно быть движение мяча к воротам противника.
   Прежде чем дать пас, полусредний нападающий обязан искать возможность быстро приблизиться к воротам противника для их обстрела и, только мгновенно оценив обстановку, как исключающую такое действие или менее выгодную, чем у другого нападающего, предоставить эту возможность своему партнеру, отдав ему мяч. Потеря игровой направленности в сторону ворот противника – опасное перерождение полусреднего, обесценивающее его как игрока нападения.
   Очень целесообразны неожиданные удары полусреднего по воротам из-за штрафной площади через гущу игроков, когда поле зрения вратаря бывает закрыто.
   Полусредний нападающий должен обладать всем комплексом технических приемов игры от обстрела ворот до отбора мяча.
   Необходимым тактическим средством игры для полусреднего является обводка, при этом не всегда обязательно направленная вперед, но и в сторону и даже назад, обеспечивающая в некоторые моменты выигрыш времени и тактической позиции для отдачи мяча и продолжения игры.
   Кроме своей обычной наступательной игры, полусредним нападающим иногда приходится играть и в линии полузащиты. Это бывает при возникшем почему-либо неравенстве сил с противником, когда команде необходимо путем ослабления своей атаки в течение короткого времени усилить свою защиту, с тем чтобы не дать противнику возможности изменить счет в свою пользу.
   Нашими лучшими полусредними я считаю Константина Бескова, Валентина Николаева, Николая Дементьева, Автандила Гогоберидзе, Вячеслава Соловьева, играющего, кроме полузащитника, на всех местах в нападении, и Ф. Марютина.
Центральный нападающий
   Игра центрального нападающего в нашем футболе претерпела в последние годы большую эволюцию.
   Именно здесь нарушен пресловутый рисунок буквы «дубль-ве», именно отсюда началось преодоление тактической схемы.
   Как правило, сейчас наши центральные нападающие не стоят на выдвинутой по центру вперед позиции.
   Центр – «таран», больше мешающий играть центральному защитнику противника, чем играющий сам, это пройденный этап в тактическом развитии нашего футбола.
   Игра центра нападения стала гораздо разнообразнее, сложнее и интереснее. Наши лучшие центральные нападающие, чтобы начать атаку, уходят из зоны действия центрального защитника.
   Освобождаясь от опеки противника, они завязывают игру на середине и на краях поля, создавая в зоне мяча численное превосходство своего нападения над защитой противника на одного лишнего игрока.
   С другой стороны, не имея при такой игре сторожа, который преследовал бы его по пятам, центральный нападающий с гораздо большей свободой, чем остальные нападающие, ищет по всей ширине поля брешь в защите противника и вклинивается в нее.
   Только в случае совершенной слабости центрального защитника еще может быть оправдана постоянная шипообразная позиция центрального нападающего впереди, рассчитанная на переигрыш защитника в борьбе за посланные вперед мячи.
   Оттянутая назад исходная позиция центра нападения очень затрудняет тактически игру центрального защитника.
   В защите противника возникает система передачи опекаемых игроков между полузащитниками и защитниками, что иногда все же нарушает и всегда осложняет систему «разбора» нападающих игроками защиты в целом.
   Как правило, ушедший назад центральный нападающий не бывает все время прикрыт противником и является именно тем игроком, которому своя защита всегда может отдать мяч.
   При этом исходная позиция центрального нападающего вне сферы действия центрального защитника обеспечивает ему удобную подготовку к завершающему моменту атаки, в котором участвует прежде всего он сам.
   При такой игре центра нападения его прямой противник – центральный защитник – вынужден до поры до времени оставаться в бездействии на своей зоне.
   Таким образом, тактический смысл описанной игры центрального нападающего заключается в том, что нападающая команда на начальном этапе наступления имеет больше игроков в действии, чем противник, и в том, что отпущенного на свободу в середине поля центрального нападающего защите противника трудно проследить в момент его появления у ворот.
   Однако неверно было бы думать, что, играя по такому принципу, центральный нападающий выключается из борьбы за мячи, посланные вперед или с края на ворота противника.
   Его дело – понять и решить, когда он должен стоять грудь в грудь с центральным защитником и когда он должен уйти из сферы действия своего противника.
   Тем не менее главным тактическим качеством центрального нападающего остается его наступательная сила и направленность всей его психики на непосредственную атаку ворот. Каждый момент игры должен оцениваться центральным нападающим прежде всего с точки зрения возможности атаки ворот. Пас в штрафной площади у центрального нападающего должен быть действием второй очереди, уступая первое место обстрелу ворот.
   Постоянное стремление центрального нападающего обстрелять ворота или преодолеть пространство, отделяющее его от ворот, – драгоценное качество центра нападения.
   Однако эта агрессивность не должна делать его слепым относительно своих партнеров, когда те имеют лучшие возможности забить гол. Центральный нападающий должен не только сам забивать голы, но и предоставлять эту возможность другим.
   В этом отношении примером для всех центральных нападающих должна служить игра Григория Федотова.
   Большое место в игре центрального нападающего занимает вытягивание центрального защитника из его зоны для того, чтобы дать возможность одному из партнеров выйти с мячом или без мяча на освободившееся место перед воротами противника.
   Отдача центральным нападающим мяча своему партнеру, оказавшемуся на его месте перед воротами противника, – основной тактический ход комбинационной игры этого игрока.
   Широкая игра К. Бескова на месте центрального нападающего в матчах команды московского «Динамо» в Англии в 1945 г. была, по словам самих английских защитников, основной тактической трудностью для защиты противника.
   Наши лучшие центральные нападающие, как правило, сами завязывают атаку, а не ждут в бездействии мяча впереди.
   Таким образом, нападение в целом количественно выигрывает одного игрока на средней трети поля, не ослабляя конечной атаки ворот, так как систематически врывающийся из глубины поля в переднюю линию атаки центральный нападающий всегда неожиданнее для защиты и опаснее для ворот, чем легко прикрываемый центральный «таран», упирающийся в линию «вне игры» и центрального защитника.
   Мы можем признать современную игру наших центральных нападающих бесспорным шагом вперед в развитии футбольной тактики, так как их добавочная игра по организации атаки проделывается за счет ликвидации бесполезных простоев центра старой формации.
   Разумеется, такая разносторонняя игра центрального нападающего предъявляет к нему большие требования. Он должен владеть игровыми качествами и навыками полусреднего нападающего, т. е. большим тактическим пониманием и кругозором игры, большой работоспособностью и быть ведущим тактиком нападения, в полной мере сохраняя качества нападающего передней линии: скорость бега, быстроту, мощность, напористость и «скорострельность» удара по воротам.
   Объем его работы на поле значительно увеличился по сравнению с таковыми при позиционно выжидательной игре «тарана».
   Сергей Соловьев беспрестанно играл и в своем тылу, и на правом и левом краях, не упуская при этом ни одного случая непосредственно атаковать ворота и использовать в единоборстве с центральным защитником всякую его ошибку. Более того, центральному нападающему нередко приходится заменять своего полусреднего (если тот не успевает вернуться) в защитной игре против атакующего полузащитника противника.
   Только при наличии быстроты, силы и выносливости, разносторонней техники и тактической «зрячести» центральный нападающий может проделать свою большую, трудную, интересную и ответственную работу на поле.
   В последние годы некоторые наши команды в отдельных матчах с более сильным или обладающим мощным нападением противником стали применять защитные варианты игры, заключающиеся в усилении защитных линий команды за счет одного или двух игроков нападения. В этих случаях обычно к центральному нападающему прикреплялся игрок, выполняющий по сути своей игры обязанности полузащитника.
   Так возникла игра с тремя полузащитниками, и центральный нападающий, даже отходя глубоко назад, был лишен свободы действия.
   Таким образом, центральный нападающий вернется к старой и сданной в архив «таранной» игре впереди по центру поля, грудь в грудь с центральным защитником.
   Тем не менее и такая игра центрального нападающего явится шагом вперед в эволюции его тактики, так как в следующий момент игры (к еще большему недоумению читателя) центральный нападающий может отказаться от этой тактики.
   Дело в том, что прогрессивность его «старомодной» игры обусловлена именно тем обстоятельством, что, играя по-старому, он имеет в своем распоряжении и другую, хорошо разработанную и вытренированную игру, на которую он может легко переключиться в любой момент, в то время как раньше центральный нападающий, играя «тараном», не умел играть иначе.
   А теперь, если его игра впереди против центрального защитника окажется нецелесообразной, он может снова уйти в глубь поля и, постоянно меняя игру впереди на игру сзади, не дать возможности противнику приспособиться к его тактике.
   И как бы оперативно и быстро ни перестраивал противник игру своего третьего полузащитника или оттянутого в защиту полусреднего, центральный нападающий будет ежеминутно находить возможность для свободной игры сзади и сталкивать двух противников против себя впереди, так как за ним останется тактическая инициатива игры. Противнику придется лишь реагировать на действия центрального нападающего, а реагировать в тактике игры – значит, по существу, опаздывать.
   Таким образом, центральный нападающий опровергнет предпринятый против него вариант игры.
   Лучшим центральным нападающим до полученных им травм колена и плеча был, бесспорно, Григорий Федотов, обладавший полным набором качеств, необходимым для этого амплуа.
   Исключительно широкую маневренную игру показывали Сергей Соловьев из московского «Динамо» и Борис Пайчадзе из тбилисского «Динамо», игравшие, однако, в совершенно разных тактических планах.
   К. Бесков значительно сильнее играет центрального нападающего, чем полусреднего, и является сейчас наиболее ярким представителем «центра» новой формации.
   Всеволод Бобров до полученной травмы колена обладал качеством всех качеств – наибольшей результативностью своей игры. Большой мощностью обстрела ворот отличается Александр Пономарев из московского «Торпедо».
   Из наших молодых центральных нападающих хорошо играют Никита Симонян из «Спартака», динамовец Владимир Савдунин и А. Гулевский («Крылья Советов»).
Крайний нападающий
   Большой добавочной тактической трудностью в игре крайнего нападающего, как и крайнего защитника, является окраинность его позиции. У него возникают добавочные заботы искать работу, т. е. игру, хотя бы в форме занятия активной позиции в периоды отсутствия мяча.
   Дело в том, что, пассивно ожидая мяч на своей позиции на краю поля, крайний нападающий может значительную часть всего времени матча простоять без игры, выключившись из борьбы всей команды. Например, стоять от мяча на дистанции двух длинных передач уже большая ошибка крайнего нападающего – ошибка, невозможная для игрока середины поля.
   Наивно думать, что близость границы поля, ограничивая пространство, также ограничивает и тактические возможности игры крайнего нападающего.
   В действительности мы видим обратное: уже сама окраинность его исходной позиции является тактическим средством игры и позволяет ему совершать более далекие вылазки в поле, чем, например, центральному нападающему.
   В плане увеличения общего объема проделываемой командой работы и тенденции в нашем футболе к максимальной интенсивности борьбы игра крайнего нападающего значительно расширилась пространственно и усложнилась тактически.
   Крайние нападающие остаются игроками первой линии наступления. Правда, их игровые функции умножились и объем их работы на поле заметно возрос. Как и все полевые игроки команды, они стали универсальнее по своим тактическим обязанностям и техническому умению.
   Чем больше начинают их держать крайние защитники, тем больше крайним нападающим приходится маневрировать и передвигаться без мяча по полю в поисках удобной позиции для его получения.
   Крайние нападающие должны напряженно искать и использовать всякую возможность приблизиться к воротам с мячом и без мяча на пас и ловить всякий случай забить гол.
   Совершенно неверно для крайнего нападающего считать своей единственной обязанностью подачу мячей с края в центр.
   Когда атакует противник, крайние нападающие отступают на свою половину поля для получения от своих игроков защиты паса, который не мог бы перехватить защитник противника, и при случае заменяют в игре против полузащитника своего отсутствующего по игровой обстановке полусреднего.
   При «задней» игре своего центра нападения крайние нападающие получили особый простор и большие возможности вторжения в центр.
   От занятой крайним нападающим позиции зависит степень пространственной свободы действия его партнеров.
   Только крайние нападающие могут своей позиционной тактикой предоставить себе и своим партнерам необходимый стратегический простор для широкой маневренной игры. Например, если крайние нападающие, стоя у самой боковой линии поля, привлекли и держат при себе крайних защитников, то этим самым они создают разреженную среду защиты противника в центре, удобную для атаки ворот в лоб центральной тройкой нападения и для своих внезапных уходов от сторожащих их защитников в глубь поля, т. е. к воротам противника.
   Или если крайний нападающий, ушедший на свою половину поля, вытянул за собой крайнего защитника, он этим самым открывает весь фланг для выхода вперед по краю других нападающих.
   Если в обоих этих случаях защитники не подойдут к крайним нападающим, тогда последние получат возможность спокойно овладевать адресованными им мячами и начинать атаку. Но по мере приближения нападающих к воротам противника крайние нападающие должны суживать фронт атаки, что только в отдельных случаях бывает нецелесообразным.
   Оказавшись же на краю в углу поля, крайний нападающий, кроме обычной навесной подачи в центр «на ворота» может иногда дать и неожиданный несильный низкий пас вдоль линии ворот для выхода на него ближнего полусреднего или другого игрока и дальнейшей передачи мяча в центр уже с гораздо меньшей дистанции.
   Этот, казалось бы, лишний этап в движении к воротам противника обычно дает возможность точно передать мяч вторым пасом партнеру, находящемуся вблизи ворот противника.
   Объясняется это тем, что при длинной навесной подаче мяч летит достаточно долго для того, чтобы защитники успели приблизиться к любому нападающему, находящемуся вблизи ворот, и помешать ему принять мяч, в то время как с близкой дистанции коротким стремительным пасом можно и в относительной тесноте точно передать мяч своему партнеру.
   К тому же обычно в момент второго паса с линии ворот первоначальная компановка защитников расстраивается и возникают еще большие возможности точно передать мяч партнеру и забить гол.
   Чем разнообразнее у крайнего нападающего отдача мяча с фланга к центру, тем труднее защитникам противника организоваться для отражения атак.
   Большинство наших крайних нападающих при длительной атаке противника настолько глубоко отступают назад, что этим освобождаются от преследования играющих против них крайних защитников.
   Большим тактическим искусством обладает тот крайний нападающий, который проводит тактику широкого фронта, не уменьшая объема и остроты своей игры. Например, крайний нападающий никогда не должен находиться от мяча на дистанции больше той, которая обеспечивает ему получение мяча при помощи предельно далекой воздушной передачи.
   Следовательно, крайние нападающие могут находиться одновременно на боковых границах только при условии, если их партнеры владеют мячом где-то на середине поля. Если же крайний нападающий стоит на позиции, недосягаемой для мяча, он этим самым выключает себя из игры и освобождает действующего против него защитника для работы против его партнеров.
   Все наши лучшие крайние нападающие (Алексей Гринин, Сергей Сальников, Владимир Демин, Василий Трофимов и другие), когда игра идет противоположным флангом или у своих ворот, не ждут мяча, пребывая в бездеятельности, а сами ищут мяч и участия в игре.
   Этим решается задача участвовать максимальным количеством игроков в каждом моменте игры и ликвидировать бесполезные простои.
   Тем не менее позиция крайнего нападающего у боковой линии поля является основной в его тактике, так как она обеспечивает развернутый по всей ширине поля фронт атаки.
   Отдача мяча с края в центр является все же основным, чаще всего возникающим, тактическим моментом игры крайнего нападающего, ни в какой мере, однако, не исключающим использования любого случая забить гол самому.
   При этом «края» не должны забывать, что чем ближе они к воротам в момент отдачи мяча в центр, тем их отдачи разнообразнее и опаснее.
   Например, если крайнему нападающему приходится отдавать мяч с линии недалеко от ворот, он имеет большой выбор пасов – от низких, адресованных любому открытому партнеру, и перекидных мячей через всю группу игроков у ворот на другой фланг до сильных низких, параллельных воротам «прострельных» ударов, рассчитанных на рикошетирующие мячи от кого бы то ни было в сетку ворот.
   Бывает очень неожиданным, когда крайний нападающий, оказавшись один в углу поля и делая вид, что собирается сделать подачу в центр в тот момент, когда противники поспешат от него к воротам, вдруг поведет мяч по линии поля на штангу ворот. Этот внезапный маневр обычно вызывает нервную и неорганизованную реакцию противника, благоприятную для применения обводки или «голевой» отдачи, и создает у ворот острый момент.
   Этим приемом много и остроумно пользовались, играя на левом краю, Григорий Федотов и Сергей Попков.
   В своей игре крайний нападающий, естественно, увязан со всеми окружающими его игроками. Например, при движении с мячом крайнего нападающего с края в центр полусредний, или центральный нападающий, или даже полузащитник его фланга могут за его спиной пройти вперед по краю и получить от него очень неожиданный пас с резкой переменой направления движения мяча.
   И всегда, когда крайний нападающий покидает свой край, его освободившееся место должно быть занято одним из его партнеров в случае посыла туда мяча.
   С другой стороны, и сам крайний нападающий в случае прихода на его край партнера с мячом или без мяча должен сразу же уйти со своего места и занять другую позицию, целесообразную по ходу игры, а не дублировать своего партнера.
   Подытоживая все сказанное, можно установить отчетливую тенденцию к увеличению объема работы в игре крайнего нападающего: она заключается в том, что его простои на выжидательной, выдвинутой вперед позиции на краю сменились активной, непрерывной работой на широком поле, ни в какой мере не исключающей искания удобных позиций на линии последнего защитника для скоростного старта на ворота.
   Защитная работа крайнего нападающего обычно выражается в заменах им своего полусреднего, не успевшего вернуться назад после длинного рейда на ворота противника, в игре против очень глубоко отступающего крайнего нападающего противника, а иногда и против крайнего защитника, вышедшего вперед в наступательную игру.
   Тактическими элементами и качествами игры крайнего нападающего должны быть быстрота и большой радиус действия, внезапная смена позиционных пауз длинными рейдами вперед и в центр, а иногда и на другой край, направленность на ворота и на настороженное внимание в поисках случая забить гол.
   Нашими лучшими крайними нападающими я считаю Владимира Демина, Алексея Гринина из ЦДКА, Василия Трофимова и Сергея Сальникова из московского «Динамо» и А. Сочнева из московской команды «Торпедо». Хорошо начинает играть А. Парамонов из «Спартака».
Тенденции дальнейшего развития
   В атаке, построенной на маневре и свободной компоновке игроков, каждому атакующему дается большой творческий простор в разрешении возникающих в ходе игры тактических задач.
   Игрок, не связанный обязательным тактическим стандартом позиции, действует в меру своих тактических способностей и технического умения.
   Тактический рисунок игры творится в игре, тактическая комбинация импровизируется в свободном разрешении каждым игроком мелькающих одна за другой игровых ситуаций.
   Игроки защитных линий противопоставляют разнообразию и творческой выдумке нападающих свое тактическое искусство разрушать организованные действия противника, отражать его атаку и начинать свою, т. е. активно обороняться.
   Однако общие тактические принципы маневренной игры остаются неизменными: в быстрых и неожиданных передвижениях создать численный перевес игроков в зоне мяча или же, с помощью неуловимой для внимания противника, либо физически непосильной для него подвижности и быстроты, свободно действовать в его среде, выигрывая единоборство в тактических парах внезапными уходами из-под контроля противника или переигрывая его обводкой.
   Тактика игры, построенная на этих принципах, таит в себе неограниченные и очень разнообразные возможности дальнейшего развития, как не ограничены и разнообразны индивидуальные способности каждого игрока в отдельности. Однако распределение функций между игроками и обусловленная этим расстановка их все же остаются твердым системным каркасом игры, приобретая новый широкий тактический смысл.
   Место нападающего приобретает добавочный смысл исходной позиции, т. е. удобного места старта для наступательных передвижений, в то время как игроки защитных линий, а особенно полузащитники, имеют тенденцию, в известном смысле, к потере места.
   В этом плане и функции игроков значительно расширяются, так как перемена мест игроками предполагает их взаимную заменяемость в работе. Игроки становятся универсальнее по своему игровому умению. Радиус действия игроков настолько увеличился, что зоны их игры покрывают одна другую. Отсюда и смешение тактических функций между соседствующими игроками и расширение их тактических обязанностей.
   Анализируя все указанные моменты игры, нельзя не прийти к заключению, что все они в своем последовательном развитии будут и дальше обогащать игру тактическим содержанием, увеличивая при этом энергию и напряжение игрового действия.
   В этом заключается общая и основная тенденция в развитии нашего футбола.
   При одинаковом умении играть будет побеждать та команда, которая больше поработает на поле во имя тактики, ибо тактика – это искусство действия.
   Таким образом, будет побеждать та команда, которая лучше и полнее использует площадь и время игры, т. е. будет играть интенсивнее своего противника. А энергия преодоления противника всегда была, есть и будет решающим фактором победы в любом спортивном соревновании.
   Кроме этой тенденции в тактическом развитии нашего футбола, выражающейся в увеличении общего объема проделываемой работы в игре, и усиления тонуса борьбы замечается и существенно новый тактический момент неожиданности, построенный не только на одной быстроте, но и на классическом элементе военной тактики – скрытности. Мы наблюдаем в футбольной игре отчетливо проявившийся момент затаивания сил, предназначенных для атаки. Выражением этой тенденции являются прежде всего «задняя» игра центральных нападающих, отказавшихся от выдвинутой вперед позиции, чтобы не быть выставленными напоказ защите противника, и частые уходы в свой тыл крайних нападающих при одновременной активизации полузащитников.
   Все чаще и чаще нападающие покидают привычные передовые посты в центре и на краях, с тем чтобы атаковать ворота, внезапно появившись у них из глубины поля.
   Все это в сочетании с растущей агрессией полузащитников создает очень трудную тактическую обстановку для игроков защиты противника, в которой им трудно в полной мере подготовиться встретить атаку, так как они не знают, откуда, кто и когда атакует их ворота.
   Интересным явлением футбольного сезона 1949 г. было обильное применение так называемых защитных вариантов игры, построенных на тактических методах активной обороны.
   Применялись эти варианты игры не только слабыми командами против сильных, но иногда и сильными против сильных.
   Так возникала игра большинством своих игроков на своей половине поля, что, естественно, вовлекало в атаку полузащитников противника. Получалось, что на одной половине поля играло семеро игроков против семерых, а на другой – трое против трех.
   И все это было бы не ново и не интересно, если бы семеро защищающихся отбивались как попало и куда попало и мяч снова и снова направлялся бы в атаку их ворот. Тогда территория и инициатива игры были бы безнадежно проиграны и команда должна была бы проиграть и всю игру. Это была бы защитная тактика многочисленной обороны в худшем варианте.
   Но игроки из этой многолюдной защиты достаточно точно адресовали мячи оставшимся в нападении игрокам или выводили мяч вперед при помощи паса.
   Тогда их немногочисленные нападающие начинали действовать на просторе целой половины поля против такой же малочисленной и разреженной защиты противника, в то время как противники наступали семью игроками против семерых защищающихся и все их атаки захлебывались в «куче» из четырнадцати игроков.
   Это была уже не только защитная тактика многочисленной обороны, но и наступательная тактика оперативного простора.
   Если же при этом удавалось хоть одному игроку подключиться в качестве четвертого нападающего в наступление против троих (не считая вратаря) противников, то сразу же возникала очень опасная для «вражеских» ворот атака.
   Поясню арифметически смысл такой игры. Например, атаковать ворота двумя нападающими против одного защитника, предоставив противнику возможность нападать остальными десятью игроками против восьми защищающихся, – это значит иметь количественно двойное превосходство над противником у его ворот при почти равных количественно силах с противником у своих ворот. Это уже тактика соотношения сил.
   И мы наблюдали в играх последних лет, как защищающимся командам иногда удавалось внезапно контратаковать противника небольшими силами, но все же превышающими силы противника, например четырьмя игроками против трех, и добиваться успеха.
   Однако такие моменты могут возникать только в результате грубейших зевков со стороны отдельных игроков нападающей команды или как следствие отсутствия игровой дисциплины в команде, которая отчаялась добиться успеха и беспорядочно бросилась в атаку.
   Говорить же о целесообразности ведения игры большинством своих игроков, а значит, и противников на своей половине поля можно лишь с большими оговорками. Во всяком случае, такая тактика игры может быть оправдана только в отдельных матчах, при определенном ходе игры и соотношении сил команд.
   Успех такой игры обусловливается, как правило, тем, что сильный противник, торопясь открыть счет или отквитать полученный гол, беспорядочно устремляется всеми своими силами в атаку, не обеспечив себе прочного тыла. И само наступление команды получается не острым и не стойким, так как большинство атакующих оказывается в передней линии атаки, как бы в шеренге против шеренги противника, что почти исключает возможность комбинационной игры.
   Наступление оказывается не эшелонированным в глубину, что делает его очень неустойчивым, эпизодичным и легко отбиваемым.
   Сосредоточение шести-семи игроков в передней линии и отсутствие второй линии атаки и непосредственного тыла из-за того, что защитники не могут подойти вперед, оставив на средней линии поля нападающих противника, лишают наступление глубины, что предоставляет противнику большие возможности для внезапных контратак.
   Если же играть обычной тактикой глубоко эшелонированного наступления против команды, большинство игроков которой ушло в оборону, то несколько ослабленная острота атак вполне компенсируется их частотой и длительностью, прочно завоеванной инициативой игры и неспособностью противника серьезно контратаковать.
   Ошибочность игры сильных команд, применяемой в отдельных матчах против противников, играющих защитным вариантом, обусловливается целым рядом обстоятельств и чисто случайных моментов, создающих неблагоприятный психологический фон игры для сильной нападающей команды и морально благоприятную обстановку для защищающейся команды.
   И тем не менее в игре защитным вариантом имеется зерно, которое может дать ростки интересных теоретических поисков и практических экспериментов в тактике футбольной игры.
   Умение и свобода, с которыми наши команды стали использовать различные варианты игры, дают право предположить, что дальнейшее развитие футбольной тактики пойдет по линии увеличения способности команд, быстро и часто перестраивая игру, бороться за инициативу путем тактического творчества игроков на «поле боя», в процессе самой игры.
   Сезон 1949 г. кроме участившегося применения защитных вариантов игры ознаменовался появлением многих молодых защитников, преуспевающих в своей трудной работе на поле.
   Тактическое мастерство защитных линий в командах заметно возросло.
   В результате поднявшегося класса игры защитных линий лидирующие команды в 1949 г. забивали командам (находившимся во второй половине таблицы) в среднем значительно меньшее число голов за матч, чем в предыдущих сезонах.
   Таким образом, можно установить, что в сезоне 1949 г. защита преуспела в большей мере, чем нападение.
   В связи с этим любопытно проследить своеобразие развития тактики футбольной игры.
   В доисторические времена футбола, когда нападало вдвое и втрое больше игроков, чем защищалось, естественно, преуспевали нападающие.
   Затем ход тактического развития игры привел к количественному равенству полевых игроков защиты и нападения, и наконец возникла система игры «пять в линию», которая в своем развитии пришла через многие годы к такому тактическому построению игры, в котором особенно большого успеха добились защитники. Количество забиваемых голов резко упало.
   Возникла необходимость изменить пункт правил о «вне игры» в пользу нападающих, чем они и воспользовались, соответственно перестроив свою игру.
   В ответ на это защитники тоже перестроили тактику своей игры, начав играть по системе трех защитников, и нападающие уперлись, как в тупик, в игроков защиты. Это был явный успех защитной тактики.
   Тогда нападающие в нашем футболе стали маневрировать, с тем чтобы приобрести свободу действия.
   Это был бесспорный успех наступательной тактики. Взяли верх нападающие, и тактика футбольной игры далеко шагнула вперед.
   Игроки защитных линий сильно и просто ответили на маневренное новшество нападающих. Они стали передвигаться по полю вместе с нападающими. Так возникла тактика держания игроков, т. е. тактика «подвижной обороны». Снова преимущество оказалось на стороне защиты.
   Нападающие на этот раз ответили защите не столь эффектно, как в предыдущий раз, когда они «закипели» в непрерывном движении по полю.
   Нападающие сделали не очень заметный, но очень тонкий ход: они оттянули для начала атак своего центрального назад, в глубину поля. Центральный защитник не пошел за ним и остался в зоне. Таким образом, нападающие выиграли одного лишнего игрока в начале своих атак и, ничего не потеряв, приобрели еще большую остроту атак. Это был очень большой успех нападающих.
   И поскольку все наши команды сейчас играют именно так, тактическая система оказалась противопоставленной самой себе.
   Установилось такое соотношение сил защитных линий с линией нападения, при котором игра протекает достаточно результативно, обоюдоостро и в интересных перипетиях борьбы.
   Однако в 1949 г. опять (хотя и не очень значительно, но все же заметно) преуспела защита.
   Футболисты начали понимать, что не всегда нападение есть лучшая форма защиты, что имеется искусство и собственно защиты, не менее сложное и почетное, чем искусство атаки.
   Не буду гадать, за кем последнее слово в этой своеобразной футбольной диалектике – за нападением или за защитой, но утверждаю о наличии в нашем сегодняшнем футболе несомненного качественного сдвига в игровом искусстве защитных линий.
Тактическая тренировка
   Как уже было сказано в самом начале, тактика футбола, как и всякой спортивной игры, теоретически, как комплекс определенных знаний, не сложна и доступна каждому игроку. Весь вопрос искусства «умной» тактически игры заключается в том, чтобы знания футболиста стали его умением.
   Этим самым я определяю игровую сообразительность футболиста как умение быстро и верно оценивать обстановку и находить в каждый момент игры наилучший тактический ход. И это, т. е. тактика в действии, в мелькающем разнообразии спортивной борьбы, уже искусство, требующее развития и воспитания определенных психических способностей и качеств, навыков и привычек игрока. К ним мы относим: изобретательность, инициативу, чувство коллектива, самодисциплину, решительность и спокойствие, острое внимание, привычные навыки разрешения стандартных положений игры, хороший вкус к игре и т. д.
   Воспитание и развитие всего этого психического комплекса в применении к игре и должно быть главным предметом тактической тренировки футболиста.
   Ошибочно думать, что тактическая тренировка игрока заключается главным образом в разучивании тактических комбинаций.
   Конечно, игрок должен знать много самых различных тактических ходов и целых комбинаций. Он должен их много раз проделывать на поле и изобретать их над его макетом. Но планирование игры только на заученных и построенных безотносительно к противнику тактических комбинаций в несколько ходов противоречит самому существу тактики как искусства действия.
   Я уже не говорю о том, что все неожиданное в ходе игры исключает возможность построения вслепую длинных заученных комбинаций, давая то «трение» игры, которое и является главной причиной некоторой случайности борьбы на футбольном поле.
   Зная много тактических приемов игры, игрок должен свободно выбирать их из своего тактического фонда, свободно комбинировать их, реагируя на реакцию противников, т. е. творя игру.
   Все тактические знания и навыки игрока – это не более чем элементы, т. е. «кирпичики», из которых он строит тактику своей игры. Чем больше будет этих «кирпичиков» в распоряжении игрока и, самое главное, чем больше у него будет умения пользоваться ими, тем интереснее, содержательнее и разнообразнее будут его тактические постройки.
   Дать в распоряжение игрока возможно больше «кирпичиков» для постройки комбинационной игры и научить его ими пользоваться – основная задача тактической тренировки.
   Каждый игрок должен пройти хорошую тактическую школу игры, знать самые простые разрешения часто повторяющихся стандартных положений игры, получить привычные навыки быстро, без потери времени на размышление действовать в часто повторяющихся, обычных ситуациях игры.
   Так как футболисты попадают в «жестокий цейтнот» по начальному свистку судьи и выбираются из него лишь покидая поле, то они особенно часто нуждаются в таком автоматизме действий.
   Футболисты должны обладать тем, что шахматисты называют «техникой игры», т. е. игрой в простых игровых ситуациях по точно разработанным правилам, когда не утруждают себя анализом положения и не тратят времени на обдумывание хода.
   Например, играть против сильного ветра понизу или двум нападающим «опасовать» одного защитника – все это вопросы «техники игры».
   Всему этому игрок должен быть обучен в тренировке, а точнее, в учебно-тренировочных занятиях.
   Однако игрокам должны быть преподаны и комбинации в несколько ходов. Игроки должны их знать. Но было бы неверно обучать игроков, настроившись на одну из комбинаций, проводить ее от начала и до конца безотносительно к противнику.
   Практически футболистов нужно обучать не столько комбинациям, сколько искусству комбинировать, и воспитывать в них изобретательность и фантазию.
   Например, если крайний нападающий, вытянув на себя крайнего защитника, отдал мяч вышедшему по его краю вперед полузащитнику, то вся дальнейшая комбинация должна строиться в зависимости от того, пойдет ли на него центральный защитник или полузащитник или его будет преследовать полусредний нападающий противника. Вот тут-то полузащитник, оказавшийся с мячом на краю, должен успеть, т. е. найти момент увидеть и оценить обстановку и сыграть сообразно действиям противника.
   Таким образом, пасы комбинации не должны быть заучены как нечто неизменное и проделываться вслепую, а должны следовать один за другим в соответствии с действиями противника, образуя логическую цепь ходов.
   Лишь отдельные, хорошо наигранные моменты могут играться вслепую, в целях быстроты и неожиданности для противника, но комбинационная вязь игры должна строиться на проницательной оценке игроком всей игровой ситуации.
   Если в каждом игровом положении игрок будет находить наиболее острое продолжение игры из всех возможных, то последовательный ряд таких «разрешений» и создаст хорошую комбинацию как продукт коллективного творчества игроков на поле.
   Если комбинация в два хода может быть сыграна вслепую, являя собой высшую степень сыгранности игроков, то длинные комбинации при защитной игре противника, построенной на держании игроков, как правило, строятся на возникающих в ходе игры ошибках противника.
   Если футбол в своем младенчестве складывался из мгновенных импульсов игроков, то современный нам футбол строится на комбинационном творчестве игроков, т. е. на действиях «дальнего прицела».
   Таким образом, тактическая «зрячесть» игрока, его игровая выдумка и быстрая оценка мгновенной ситуации игры являются обязательными качествами футболиста.
   И недаром в современном футболе на первый план все больше и больше выходят тактические качества игрока.
   Мы знаем, что многие игроки с большим стажем игры остаются все же тактически слабыми и приобретают твердую репутацию бестолковых игроков, в то время как другие славятся остроумием и явно видимой глазом интеллектуальностью своей игры. Этот факт говорит о том, что для восхождения на вершины современной футбольной тактики игрок должен обладать определенным комплексом психических качеств в степени, именуемой если не талантом, то, во всяком случае, способностями.
   Независимо от наличия и степени этих качеств их нужно воспитывать, умножать и тренировать. В одних игроках для того, чтобы они получили необходимый игровой минимум этих качеств, в других – для того, чтобы в своем тактическом искусстве они поднялись еще выше.
   Все сказанное здесь касается воспитания, обучения и тренировки отдельного игрока команды.
   Это в основном учебно-воспитательная работа тренера.
   Тактическая тренировка команды в целом, как игрового ансамбля, подбор состава игроков и постановка общей игры команды – это уже «режиссерская» работа тренера.
   Методы тактической тренировки игроков и команды в целом очень разнообразны.
   Бесспорно, лучшим средством командной тренировки является двусторонняя игра. Тренер может сам ее судить, делая замечания игрокам по ходу игры.
   Еше лучше тренеру находиться не на поле, а на трибуне, повыше над полем, и, не прерывая игры, делать игрокам указания в рупор, предоставив судейство кому-нибудь другому.
   При этом следует избегать частых остановок игры для поправок в моменты тактических ошибок игроков, так как инерция движения играющих после свистка или другого сигнала обычно не дает возможности точно зафиксировать игровую обстановку, в которой игроки сыграли неверно, и объяснения оказываются малоубедительными.
   К тому же частые остановки игры снижают ее напряжение, лишают ее спортивного интереса и притупляют у игроков ощущение игры как непрерывного скоростного «нагнетательного» действия. Предварительные указания перед двусторонней тринировкой на макете поля и дача точных тактических установок отдельным игрокам и всей команде в сочетании с указанным мною методом корректирования игры дают наибольший эффект.
   Разборы прошедших тренировочных, товарищеских и календарных игр совершенно обязательно должны дополнять тактическую тренировку команды и являться основой теоретических занятий с игроками. Всегда найдется повод преподать команде теорию того или другого тактического момента игры на свежем опыте каждого прошедшего матча.
   В ходе же тренировки нужно больше пользоваться замечаниями и подсказками без нарушения нормального течения игры.
   Для обучения игроков определенным тактическим приемам, для воспитания определенных навыков или развития необходимых психических качеств следует пользоваться разнообразными вспомогательными играми.
   Я всегда и много пользовался самыми разнообразными играми, построенными на чисто футбольной технике с ограниченным количеством участников и на ограниченном участке поля. Этот метод тренировки, придуманный и разработанный мною около двенадцати лет назад, сейчас пользуется большой популярностью у наших игроков и тренеров и известен под названием «тренировки в квадрате».
   В зависимости от того, какие игровые качества или навыки считает необходимым развивать и тренировать в игроках тренер, он выбирает ту или иную игру, имеющую определенное тактическое содержание, для которой требуется участок поля известных размеров и определенное количество играющих.
   Например, при необходимости изолированно и интенсивно преподать и тренировать один тактико-технический прием – короткий пас партнеру с минимальной потерей времени, без обработки мяча – дается квадрат 20x20 м. Трем играющим против одного водящего предлагается играть друг с другом, как о стенку, получая и отдавая мяч в «одно касание».
   С помощью игры в таком же квадрате троих против двух водящих с применением всех средств футбола можно развивать в тренирующихся умение непрерывно открываться и выходить на свободную позицию для получения мяча, т. е. учить" основным элементам комбинационной игры.
   Соотношение трех к двум на небольшой площади учит водящих атаковать одного из тройки, владеющего мячом, и одновременно закрывать двух остальных.
   Таким образом приобретается очень нужный для защищающихся игроков навык действовать в случаях численного перевеса противника. Это же обстоятельство заставляет двух из тройки, свободных от мяча, непрерывно открываться для получения паса от третьего, и вся игра в этом квадрате протекает в непрекращающемся и быстром движении без мяча.
   Кроме того, быстрый темп игры в этом квадрате связан и с тем, что водящие все время находятся в силу небольшого размера поля вблизи от играющего с мячом.
   Эту игру я считаю отличным тренировочным средством для выработки умения быстро и комбинационно разыгрывать мяч между соседствующими игроками.
   Но стоит только эту игру перенести на большую площадь, как она сразу теряет быстрый темп, так как водящим невозможно умножить свои силы указанным тактическим приемом, в силу чего сразу отпадает необходимость маневра без мяча в играющей тройке.
   Очень полезно «запускать» в этот квадрат пятерки игроков, играющих рядом; например, пять нападающих или трое нападающих с двумя полузащитниками.
   Ход самой игры таков: виновник потери мяча в тройке идет водить, а из двойки водящих водивший дальше идет играть в тройку. «Невыход» играющего в тройке на свободную позицию для получения мяча следует наказывать переводом в водящую двойку.
   С помощью этой игры воспитывается находчивость, выдумка и способность быстро решать игровые задачи.
   Если устроить игру четверых против двух водящих в прямоугольнике 45x20 м, ограничив каждого из четверки условием касаться мяча не более двух раз подряд, мы получим спокойную игру в пас с обработкой мяча, без необходимости искать свободную позицию.
   Большая длина прямоугольника при его узости заставит пользоваться отдачами разной длины. Это будет тренировкой в спокойной по преимуществу отдаче мяча с выбором адресата, т. е. в отдаче, преобладающей на середине поля у полузащитников и полусредних.
   Эта же игра, но в «одно касание» будет иметь уже другой тренировочный смысл.
   Если же в прямоугольнике, равном половине поля, устроить игру с обязательным соблюдением темпа, с запрещением отступать перед катящимся мячом и обязательством двигаться навстречу каждому мячу, – мы получим великолепное средство тренировки защитников, приучающее осмысливать удары, адресуя их партнерам, действуя в темпе игры на широком поле.
   Ограниченность пространства и количества играющих в этих вспомогательных играх обеспечивают концентрированную тренировку в изолированных тактических элементах и дают быстрый результат в воспитании намеченного тактического навыка.
   Например, для воспитания и тренировки тактического навыка игроков (меняться между собой местами) следует практиковать одно очень несложное упражнение.
   Четыре игрока располагаются таким образом, что оказываются как бы на углах квадрата размером около 15x15 м. Места, на которых стоят игроки, отмечаются лоскутками белой или красной материи.
   Упражнение заключается в том, что каждый игрок передает мяч точно «в партнера», но приобретает право паса только после того, как придет с мячом на место другого игрока, который обязан перемениться с ним местами.
   Таким образом, если один упражняющийся пройдет по всем местам других игроков, то те будут последовательно меняться с ним местами.
   Игрок, получивший пас, сразу же ведет мяч на любого из своих партнеров, который обязан поменяться с ним местами.
   Игра ведется одним мячом. Перемещаться можно как по сторонам воображаемого квадрата, так и по его диагоналям.
   Отдавать мяч можно любому партнеру, включая и того, который прошел навстречу идущему на него с мячом игроку, чтобы занять опустевшее место. В этих случаях отдавать мяч можно назад ударом пятки. Располагаться игроки могут и не квадратом, а по любому рисунку, например треугольником – трое в линию, а один сбоку, что сразу же обогатит передачу мяча возможностью перекидного паса.
   Упражняться могут одновременно не только четверо, но и три и пять игроков.
   Упражнение должно вестись в быстром темпе, и каждый из тренирующихся должен стремиться «загонять» своих партнеров, вынуждая их к быстрому перемещению на освободившееся место.
   Для того чтобы приучить игрока (особенно нападающего), отдавшего мяч, ни на секунду не выключаться из игры, имеется очень полезное упражнение. Оно состоит из передач мяча с последующей переменой местами без мяча.
   Для этого упражнения три игрока становятся друг от друга на расстоянии 10–15 м, образуя равносторонний треугольник. Места игроков также отмечаются лоскутами материи.
   Упражнение состоит из того, что каждый игрок, отдав мяч одному из двух партнеров, меняется с другим местами; получивший мяч, в свою очередь, также отдает мяч одному из партнеров и тут же меняется местами с другим и т. д.
   Если эти передачи в треугольнике производят в «одно касание», т. е. без обработки мяча, с обязательным посылом его точно на отмеченное место партнера, то получаются очень стремительные передвижения игроков в сочетании с необходимой по заданию и легко определяемой точностью паса.
   Много интересных тактических упражнений, производящихся на площади всего поля целой группой игроков с атакой ворот, но без противника, строятся по принципу боксерского боя с тенью.
   Очень полезны упражнения в передачах мяча на середине поля, когда все игроки без мяча обязательно показывают направления своего движения игроку с мячом, чтобы тот давал пасы на свободные места по ходу своих партнеров.
   Очень хорошие результаты дает тренировка в держании игрока и освобождении от него с помощью такого, например, игрового упражнения. Перед пустыми воротами располагаются нападающий и защищающийся. За пределами штрафной площади, а может быть и на краю, находится в движении или на месте партнер нападающего с мячом и старается дать ему пас, с тем чтобы тот послал его в ворота.
   Цель защищающегося – не дать противнику забить гол, для чего он держит нападающего, т. е. закрывает его, и преследует, если тот пытается освободиться от него.
   Нападающий все время старается освободиться от сторожащего его противника, с тем чтобы, получив тут же мяч своего партнера, направить его в ворота.
   Это упражнение, очень ограниченное по своему игровому содержанию, применяется в тренировке с целью изолированного усвоения двух элементов игры: держания игрока и ухода от держащего игрока и развития качеств, необходимых для успешного выполнения этих элементов.
   Пустые ворота заставляют защищающегося особенно внимательно держать нападающего, чтобы не дать ему сыграть даже в одно касание и направить мяч в незащищенную сетку.
   На этом упражнении очень легко построить игру (со счетом голов, с переменой ролей), ограниченную временем или количеством попыток.
   Можно было бы описать еще много тренировочных упражнений, с помощью которых тренер может изолированно развивать какое-нибудь одно тактическое качество игрока.
   При этом тренера не должно смущать то обстоятельство, что каждое такое упражнение, развивая один тактический навык, условностью своего содержания как бы приглушает другой. Это разложение игровой тактики на составные элементы резко повышает их усвояемость. Например, с помощью тренировочных игр на короткий пас на ограниченном участке поля, своим размером исключающем длинный пас, или с помощью тренировочной игры с установкой на длинный пас и широкую игру с условным ограничением возможности и права сыграть «накоротке» можно воспитать в игроке гораздо большее тактическое разнообразие «пространственных» отношений с партнерами, чем в двусторонней игре без ограничений, так как в последней он будет придерживаться излюбленных и привычных ему однообразных приемов.
   Практика показала, как легко вносятся коррективы в игру футболиста при помощи специальных упражнений, когда его внимание сосредоточивается на отдельном тактическом элементе игры, который скоро становится его игровой привычкой.
   Существует много увлекательных упражнений в форме игры, и еще много таких упражнений может придумать тренер, поставивший целью развить комбинационную изобретательность игроков, научить их искусству финта и реакции на финт, расширить зрительный кругозор игрока во время работы с мячом, обострить внимание или развить быстроту реакции игроков на мяч и т. п.
   Очень важно, чтобы почти вся тактическая тренировка футболистов проходила в темпе; при этом условии их реакция на мяч станет привычной и мгновенной, как реакция спринтера на выстрел стартера.
   Быстрый темп должен быть привычным фоном работы на футбольном поле, а мяч – ощущаться игроком как сигнал к немедленному скоростному действию.
   В заключение напомню, что основным в тактической тренировке футболистов является воспитание способности тактического творчества игрока в ходе самого игрового действия.
   К сожалению, объем моей работы в целом не позволяет изложить материал этой главы с достаточной полнотой, так как он один потребовал бы особой книги.
Заключение
   Тактика советского футбола привела ко многим поучительным успехам наших команд в матчах за рубежом.
   Но эти достижения ни в какой мере не должны нас успокаивать. Дело в том, что тактика – это наиболее поддающийся сознательным коррективам элемент игры. В порядке творческого нововведения или освоения чужого опыта можно в короткий срок перестроить тактику игры.
   Если футболисты, выступая за рубежом, практически показали преимущества своей тактики над английской, то тем самым наши принципы тактического построения игры стали достоянием наших противников. В зарубежной печати в связи с выходом в финал олимпийского футбольного первенства 1948 г. команд Швеции и Югославии, имелись указания на то, что эти команды после встреч с советскими футболистами перестроили свою тактику в духе «советской школы».
   Но если в порядке одного подражания нельзя усвоить техническое мастерство игры, так как для этого требуется какой-то срок настойчивой тренировки, то тактика игры может быть заимствована, и она осваивается гораздо легче и быстрее, чем техника.
   В конечном итоге дело не в тактической системе нашей игры, принципы которой, если они прогрессивны, станут общим достоянием (как, например, дебюты наших шахматистов), а во всей системе советского спорта, которая воспитывает беспокойный дух творческих исканий. Дело не в том, чтобы придумать лучшую систему игры и успокоиться на этом, а в том, чтобы быть впереди в непрерывном движении вперед.
   Матчи наших команд за рубежом заставили и нас внести коррективы и критически пересмотреть некоторые наши суждения о футболе. Прежде всего мы сделали вывод, что техническое мастерство наших футболистов необходимо повысить, укрепить техническую основу игры, иначе все строящееся над ней может оказаться шатким.
   Поскольку многие затронутые мною вопросы тактики футбольной игры освещаются в печати впервые, я предвижу возражения по поводу некоторых моих утверждений, предвижу и оживленный обмен мнениями и азартные, как сам футбол, споры.
   Все это, полагаю, пойдет на пользу советскому футболу, послужит толчком для творческой практики многих любителей этой игры, столь широко распространенной в нашей стране.