Четыре, а не три

   Сейчас, когда игра с расстановкой 1+4+3+3 применяется довольно часто и когда команды приняли на вооружение этот вариант бразильской системы (с четырьмя защитниками), возникает много тактических вопросов, требующих разрешения. И все они сводятся к одному: как наиболее рационально построить игру против команды с подобной дислокацией сил?
   Например, тренер карагандинского «Шахтера» И. Волчок жалуется на страницах «Футбола» на то, что стоит только противнику построить игру по схеме 1+4+3+3, как у него в команде (да и в других) оказывается (какой конфуз!) в обороне «лишний» защитник. «А раз в обороне лишний игрок, – добавляет И. Волчок, – то, естественно, его не хватает в линии атаки».
   Первый тактический вопрос: нужен ли четвертый защитник в игре против трех нападающих?
   И второй вопрос: какими силами сможет атаковать команда, позволившая себе излишество в обороне в виде этого «лишнего» защитника?
   Поскольку решение каждого из этих двух вопросов выводит нас на просторы общей тактики игры и требует широкого теоретического охвата затронутых тем, я предваряю свой разговор о «лишних» и «недостающих» игроках небольшим экскурсом в недавнее прошлое международного футбола. Это необходимо для более глубокого, а потому и правильного понимания тактической эволюции и современного состояния тактики футбольной игры, ее форм и тенденций развития.
   Начиная разговор о «лишних» игроках в обороне, и в частности об игре четырех защитников против трех нападающих, нельзя забывать, что система с четырьмя защитниками возникла в тактическом развитии футбола как преодоление системы «дубль-ве».
   Четыре защитника появились в сборной команде Бразилии, когда все ее противники еще играли по системе «дубль-ве», т. е. в расстановке 1+3+2+2+3– с тремя нападающими впереди. Это значит, что четыре защитника были противопоставлены трем передним нападающим противника и таким образом было достигнуто численное превосходство группы защитников над атакующими силами.
   Однако затем, когда почти все команды перестроились на игру по расстановке 1+4+2+4, появились варианты обороны с пятью защитниками, т. е. с подстраховщиком, или с четырьмя защитниками, но уже с тремя полузащитниками. Нетрудно в этой тактической эволюции обороны, которую мы наблюдаем сейчас в международном футболе, проследить ее основную идею: усилить обороноспособность и для этого защищаться большим числом игроков, чем нападает противник.
   Более того, эта идея, как своего рода тактический императив, лежит в основе и во многом определяет настоящее и дальнейшее развитие футбольной игры.
   Возможности и пути развития атакующей мощи команд оказались в известной мере производными от решения этой оборонной задачи. И все это потому, что ни один тренер сильной команды не идет на авантюру обоюдоострой игры, а старается атаковать противника с плацдарма сильной обороны.
   Трактовка сильной обороны как необходимого плацдарма для наступления и контратак сейчас почти ни у кого не вызывает сомнения и стала общепринятой на самом высоком уровне теории и практики международного футбола.
   Теоретические высказывания и практика большинства ведущих тренеров, добивающихся больших международных успехов, и, наконец, игра сборной Бразилии, этой сильнейшей пока команды в мире, подтверждают органическую неделимость наступления и обороны в едином действии.
   И пускай никого не смущает «лишний» защитник, обнаруженный в игре против трех нападающих противника: это в полной мере соответствует тактической логике и духу современного футбола.
   Даже не получив на такой случай специальной установки тренера, наши защитники по зову своего инстинкта и здравого смысла организуются играть трое против трех, оставив четвертого свободным для подстраховки и помощи своим партнерам. И это будет самым естественным и верным решением задачи для команд, футболисты которых имеют опыт, правильную выучку и соответствующую физическую подготовку для игры по методу «подвижной обороны».
   Если же этого условия нет, то четырем защитникам и на «позиции» нетрудно сыграть против трех нападающих.
   Единственно неправильным решением было бы играть против трех нападающих тремя защитниками, так как в разреженной среде шести противоборствующих игроков возможности взаимной помощи в защите сильно ограничиваются. Явная ненадежность такой обороны была давно понята тренерами южноамериканских, итальянских и других зарубежных команд и явилась одной из главных причин их перехода на игру с четырьмя защитниками. И раньше тренеры ведущих коллективов советского футбола, стремясь укрепить обороноспособность своих команд, увеличивали число полузащитников (ЦДКА) или оттягивали одного из них в линию защиты («Динамо», М) и освобождали в какой-то мере единственного центрального защитника от постоянного единоборства с центральным нападающим противника для усиления подстраховки и помощи партнерам по обороне.
   Наконец, в 1958 году бразильцы показали всему миру точно разработанную систему игры с четырьмя защитниками.
   Однако уже в 1962 году в Чили бразильцы иногда увеличивали группу своих полузащитников за счет левого крайнего Загало.
   Говорить сейчас о «лишнем» защитнике в игре против трех нападающих – это значит отставать от развития футбольной тактики на добрых 8 лет и возвращаться на исходные позиции «дубль-ве».
   А беспощадное по своей категоричности и математической точности суждение о том, что если в обороне команды появился «лишний» игрок, то его обязательно не хватит в атаке, было бы верно только в случае замены футболистов стойками для обводки или почти полной потери игроками способности передвигаться по полю. Но футболисты передвигаются по полю, и при этом быстро: они бегают. Они атакуют и обороняются почти всей командой или большими группами игроков, значительно превышающими половину всего состава команды, и этим как бы умножают количественно свои силы.
   В душевной простоте и в пылу спортивной борьбы игроки даже не подозревают, что опровергают «точные расчеты» и сложные доктрины, согласно которым они оказываются то «лишними» игроками, то недостающими и еще какими угодно, но только не играющими в футбол. А они играют, стараясь победить противника и умением, и числом у чужих ворот и у своих, на середине поля и везде, где идет игра с мячом и без мяча.
   А если иной тренер, наблюдая игру своей команды, увидит, как его игроки легко и быстро покрывают пространство поля от одних ворот до других, он облегченно вздохнет. Ибо в этом основном маневре команды разрешаются почти все тактические проблемы.
   Он увидит всех четырех своих защитников, преграждающих трем форвардам противника путь к воротам.
   Он увидит своих полузащитников и своего самого выносливого и «злого» нападающего в ожесточенной борьбе с тремя полузащитниками противника за середину поля.
   Он увидит, как «нейтральная» середина поля превращается в плацдарм, где начинаются наступление и оборона команд.
   И, наконец, тренер увидит, как его «лишний» четвертый защитник, обеспечивая оборону, вместе с тем усиливает наступление команды, позволяя своим крайним защитникам и полузащитникам активно, смело и часто включаться в наступательные действия.
   1966