И числом, и умением

   Вопрос численного превосходства команды над противником в наступлении и обороне и просто в зоне игрового действия с мячом, где бы он ни находился, является основным вопросом тактики футбольной игры.
   Единственным смыслом всякой игровой комбинации как группового маневра является желание добиться на какое-то мгновение такой расстановки сил своей команды и сил противника, такого численного и композиционного соотношения этих сил, которое дало бы команде возможность преодолеть противодействие противника и провести задуманную игровую операцию.
   Существует неверное представление о численном превосходстве в футбольной игре только в форме массированной обороны или беспорядочного навала всей, как правило проигрывающей, команды на ворота противника. Однако это совсем не так.
   Например, если два нападающих оказались с мячом вблизи ворот противника против одного защитника, это чистый выигрыш в борьбе за численное превосходство, чреватый взятием ворот. Правда, такая игровая ситуация, как правило, возникает в результате сложного маневрирования большинства игроков, например как контратака после отражения большого массированного наступления противника.
   Так что же такое означает в футбольной игре численное превосходство над противником? Дело в том, что в соревновании двух команд, численность которых равна, определена и ограничена правилами игры, идет непрерывная борьба за выигрыш относительного «числа», т. е. такого соотношения сил на ограниченном участке поля, которое позволило бы преодолеть сопротивление противника. Быстрое сосредоточение сил команды на каком-то участке поля – это борьба за «число». Игра с партнером «в стенку», эта простейшая и самая острая и эффективная комбинация, построена на том, что два игрока обыгрывают одного. Наконец, всякая компоновка сил команды, систематическая или эпизодическая расстановка игроков преследуют ту же цель выигрыша в нужный момент и в определенном месте численного перевеса над противником.
   А каким образом численный перевес становится игровым преимуществом, все футболисты отлично знают. Численный перевес – это прежде всего свободный от противника незакрытый нападающий, который забивает гол. Это также количественно «лишний» защитник, который страхует и выручает обыгранного противником партнера и спасает свои ворота от поражения. Конечно, и обыгрыш противника в игре один на один в какой-то паре игровых антагонистов может и должен входить в общий тактический план игры команды в целом. Но и такой индивидуальный компонент общей командной тактики может успешно осуществляться и дать необходимый эффект только в условиях определенных численных соотношений сил, возникающих в процессе игры. Например, если сильный дриблер оказался с мячом в оппозиции к защитнику, не имея поблизости свободного партнера, которому он мог бы отдать мяч, задача обвести опытного противника оказывается очень трудной. И совершенно другое дело, когда мастер обводки, находясь с мячом перед защитником, имеет предложение от свободного партнера передать ему мяч. Тогда игрок с мячом сможет использовать своего товарища при помощи ложного движения передачи ему мяча в его сторону и тут же предпримет обводку противника в противоположную сторону.
   А разве один лишний защитник в обороне, выполняя роль так называемого чистильщика, не позволяет всем остальным игрокам защитной группы применить к своим противникам метод «персональной опеки»?
   И индивидуально сильный игрок, легко обыгрывающий в единоборстве противников, также участвует в общей борьбе за численный перевес, беря на себя одного, двух или трех противников и давая этим свободу действий своим партнерам.
   Не будет преувеличением сказать, что борьба за выигрыш количественного соотношения сил является основным содержанием тактических усилий противоборствующих команд. При этом было бы неверным думать, что борьба идет только за голую арифметику численного перевеса. Дело не только в том, у кого окажется больше игроков в зоне игрового действия, но и в том, чьи игроки займут более активные позиции и смогут принять решающее участие в атаке или в обороне своей команды. Именно эта борьба, построенная на организованном, осмысленном, скоростном маневрировании игроков, и наполняет футбольную игру одновременно интеллектуальным содержанием тактического творчества и атлетическим напряжением страстной спортивной борьбы.
   В этом свете странными мне кажутся строки, напечатанные в «Нашем футбольном университете» (под редакцией Г. Д. Качалина): «Необходимо стремиться к тому, чтобы числу атакующих всегда были противопоставлены равные (по числу) силы обороняющихся» (см. еженедельник «Футбол», № 6, 1963 г.). Мне кажется, что для осуществления этого предложения всем футболистам и их тренерам придется заключить негласную конвенцию, так как иначе не будет никакой гарантии в том, что не появится команда, которая захочет и сможет наступать и обороняться большим числом игроков, чем это делают ее противники.
   Ведь тогда и противникам этой команды, невежливой нарушительницы джентльменского соглашения, придется как-то перемещать свои силы и увеличивать их то в наступлении, то в обороне, чтобы не дать задавить себя грубой арифметикой «числа».
   А почему нельзя в обороне превзойти числом наступающих противников? Разве от этого не станет сильнее обороноспособность команды? А почему группа атакующих игроков не может превысить число обороняющихся? Или это не усилит атаки? Почему команда, обладающая большей мобильностью, чем ее противник, не должна использовать скоростную выносливость своих игроков для проведения глубокого и быстрого маневра вдоль поля как основного тактического приема выиграть «число» и в атаке и в обороне? И разве не очевидно, что если команды будут стремиться в игре между собой иметь в атаке и защите численно равные силы с противником, то полевые игроки команд обязательно разобьются на пятерки нападения и обороны, которые будут по очереди играть в футбол? Например, обороняется пятерка защиты, а пятерка нападения в это время стоит в бездействии и ждет своей очереди вступить в игру. Потом вступает в игру и начинает действовать пятерка нападения, и уже пятерка защиты в бездействии ждет своей очереди.
   И получится, что обе команды играют вполсилы, не используя своей потенциальной мощности. Утверждение, что число обороняющихся игроков в команде не должно превышать числа атакующих противников, неверно ориентирует наших тренеров и футболистов. Очевидцы игр сборной команды Бразилии не подтверждают этого. Все наблюдавшие в Москве выступления итальянской «Фиорентины» и бразильских команд «Фламенго» и «Флуминенсе», игравших по бразильской системе, также не видели этого надуманного численного равенства сил обороны и атаки.
   А ведь во имя этого равенства рекомендуется двум полузащитникам, играющим по схеме 1+4+2+4, не вступать в борьбу с наступающей четверкой нападающих противников, а вести борьбу в тылу противника с его полузащитниками.
   Такая рекомендация противоречит логике футбольной игры во имя цели, не стоящей такой жертвы.
   Осуществление данной рекомендации лишило бы оборону команды эшелонированной глубины, и защита ворот повисла бы на волоске случайностей в единоборствах на последней линии обороны.
   Исключить из футбольной игры борьбу за выигрыш «числа» – это значит лишить игру ее спортивной, атлетической основы, а также лишить ее тактики как «искусства вождения войск».
   Тактический маневр и темп потеряют свой смысл. Вся игра сведется к оппозиционному противостоянию ограниченных и равных сил, в котором каждый будет иметь своего личного противника, которого, естественно, и будет стремиться обыграть в единоборстве, т. е. один на один. Футбол станет похожим на сражение в былинах, где участвуют только два добрых молодца, в то время как стороны, т. е. команды, пассивно наблюдают за их дуэлью, соблюдая «равенство сил». Не стоит и говорить о том, что такая психологически фальшивая постановка игры, бесконечно чуждая морали коллективной борьбы, будет немедленно опровергнута на футбольном поле.
   Вообще говоря, совершенно невозможно даже представить себе футбольную игру, из которой была бы исключена борьба сторон за выигрыш численного превосходства. Ведь это значило бы отказаться от коллективной игры, так как открыться под своего партнера в нападении или подстраховать его в обороне – это прежде всего стремление нарушить пресловутое равенство сил.
   Я не буду говорить о том, что идея обязательного равенства сил наступления и защиты находится в вопиющем противоречии со всем ходом и логикой тактического развития мирового футбола. Разве можно забывать, что четыре защитника в бразильском футболе появились в игре против трех передних нападающих по системе «дубль-ве»?
   Однако те же бразильцы стали и атаковать большим числом игроков, включив в наступательные действия команды своих полузащитников и крайних защитников. И что это такое, как не борьба команды за выигрыш «числа» в обороне и в наступлении? И это при условии очень высокого игрового мастерства каждого в отдельности и всех игроков лучшей команды мира.
   Таким образом, основной тенденцией тактического развития современного футбола следует считать не уравнивание числа постоянно и согласно разделению труда атакующих и защищающихся игроков в командах, а совершенно противоположное этому стремление атаковать и обороняться возможно большим числом игроков. Именно это стремление перекрыть противника не только умением, но и числом умеющих игроков, действующих в каждой игровой операции команды, и обусловило интенсификацию спортивной борьбы на полях современного футбола.
   В нашем футболе почти все команды, и особенно ведущие из них, систематически включают игроков обороны в наступление, а игроков нападения – в оборону своей команды. Появилась целая плеяда игроков, в равной мере участвующих и в атаке и в защите своей команды: Ю. Фалин, В. Маслов, Ш. Яманидзе, Б. Батанов, А. Грязев, Ю. Ковалев и многие другие.
   Интенсификация футбольной игры за счет увеличения количества активно действующих игроков в любом игровом состоянии команды – бесспорный факт тактического развития советского футбола.
   Тактика, как динамическое искусство, должна оперировать точно рассчитанными группами в их движении. Только в системе организованных, точно рассчитанных коллективных действий фантазия и творческий талант игроков расцветут пышным цветом беспредельно разнообразной индивидуальной одаренности человека.
   И не нужно противопоставлять гениальных одиночек организованному «числу». Это так же неверно, как пытаться числом заменить талант, без которого не может быть большого умения.
   Число и умение неотделимы друг от друга в тактике коллективной борьбы, побеждать на футбольных полях можно только и числом, и умением.
   1 963