Играют ли теперь лучше?

   Этот вопрос интересует и волнует каждого любителя футбола в нашей стране. Отвечают на этот вопрос различно, в зависимости от темперамента, характера, вкуса, точки зрения и спортивной квалификации. Одни говорят, что наш футбол вырос и продолжает расти. Другие считают, что он достиг высшей точки в первые послевоенные годы и на этом остановился. Третьи утверждают, что наш футбол переживает упадок и что раньше наши футболисты играли лучше. К каким годам относится это «раньше»? На этот счет мнения расходятся. Каждый по-своему определяет времена наивысшего расцвета нашего футбола.
   При этом критика и оценка советского футбола имеют различные нюансы. Любители футбола с «эстетским» уклоном, например, говорят: «Да, теперь в сравнении с зарубежными командами мы сильнее, чем раньше, но наш футбол стал некрасивым и не дает того зрелищного наслаждения, как прежде». Другие говорят, что наш футбол стал умнее и атлетичнее, но менее техничным. А многие великовозрастные любители футбола, поигравшие в свое время в эту игру, всякое суждение о нашем современном футболе начинают словами: «Вот, бывало, раньше…» После этого следуют воспоминания о смертоносных ударах Канунникова и… о своей молодости. А о том, что «бывало раньше» английские студенты выигрывали у сборной России и Петербурга с двузначным счетом, они забывают.
   Да, любят футбол у нас в стране. Сотни тысяч играют, и многие миллионы смотрят его и говорят о нем. И в юбилейный год шестидесятилетия нашего футбола следует сказать справедливые и точные слова.
   Хорош ли наш футбол?
   Растет ли его класс?
   Для того чтобы ответить на эти вопросы, нужно прежде всего уточнить понятие «класс игры». С этого мы и начнем.
   Классом футбольной игры, как и всякого другого вида спорта, следует считать уровень спортивных достижений в относительной оценке, в сравнении с наивысшими международными достижениями (мировыми рекордами или победами в розыгрышах мировых чемпионатов). Такое определение понятия «класса спорта» дает возможность объективной оценки его уровня, независиомо от того, выражаются ли результаты соревнований в абсолютных величинах времени, пространства, веса или в условиях «счетах» непосредственной борьбы с противником.
   Однако никакое спортивное достижение не определит еще класса того или иного вида спорта, если оно единично или кратковременно. Например, было бы неверным говорить о высоком классе индонезийских футболистов только на основании того, что им удалось в Мельбурне 120 минут играть с ничейным результатом против команды, которая затем завоевала звание олимпийского чемпиона. Высокие достижения определяют высокий класс спорта только в том случае, если они множественны и устойчивы. А это возможно лишь при условии большой популярности спорта в стране, большой его массовости, высокой культуры тренировки, ее преемственности и традиций. Достижения наших футболистов в полной мере отвечают этим требованиям – они множественны и устойчивы.
   Уже в первый послевоенный год московские динамовцы показали изумленным англичанам советский футбол, который те признали одним из лучших в мире. С тех пор многочисленные встречи наших клубных команд с лучшими командами стран Европы показали, что наш футбол вырос до уровня лучшего европейского футбола.
   Товарищеские игры сборной команды Советского Союза с национальными командами Венгрии, Франции, Швеции и Федеративной Республики Германии, завоевавшей в 1954 году звание чемпиона мира, не оставили сомнений в высоком классе нашего футбола. В 1956 году советские футболисты стали победителями в турнире XVI Олимпийских игр в Мельбурне. Товарищеские игры с командами Южной Америки, прошедшие в равной борьбе, значительно обогатили игровой опыт наших футболистов.
   Нет нужны приводить перечень и результаты международных встреч советских футболистов с зарубежными за последние 13 лет (начиная с 1945 года) – они всем любителям футбола хорошо известны, и арифметика их результатов говорит сама за себя. Только скептики во что бы то ни стало могут отрицать большие успехи советских футболистов, создавших свою, оригинальную школу игры.
   Выход советских футболистов на международную арену позволил нам в спортивной борьбе обменяться опытом с зарубежными соперниками. Мы четко определили сильные и слабые стороны своей игры. В частности, мы увидели, что исполнительное искусство наших футболистов, т. е. их техническое умение, уступает техническому мастерству иностранных футболистов.
   Мы заговорили о техническом отставании советских футболистов от зарубежных. И тут-то стали раздаваться слова: «А бывало раньше» и нападающие по воротам били лучше, и защитники играли лучше, и обводили лучше, и т. д.
   А так ли это на самом деле? Нет. Верно, у некоторых игроков в те давние времена, когда каждый тренировался без тренера (т. е. без плана и кто как хотел), техническое мастерство выполнения отдельных элементов техники достигало за счет других элементов очень большой высоты. Может быть, и действительно сейчас лишь немногие бьют по воротам так, как в свое время бил Михаил Денисов, игравший в КФС в Москве. Может быть, действительно сейчас ни один защитник не обладает такой техникой «бековского» удара, какой обладал В. Гостев, игравший в Ленинграде за клуб «Коломяги», или москвич Рущинский, выступавший за СКЗ. Может быть, никто сейчас не обладает таким мастерством обводки, какое демонстрировал Петр Дементьев. Может быть…
   И тем не менее общий объем технического умения футболиста сегодня больше, чем был раньше. Дело в том, что футболисты, предоставленные в тренировке самим себе, охотнее и больше совершенствовали те элементы игры, которые им легче давались и исполнение которых доставляло им наибольшее удовольствие.
   Таким образом, тратя в тренировке время и энергию на то, что уже в какой-то мере усвоено, игрок достигал блестящего мастерства в одном отдельном элементе техники и оставался недоучкой в других. Мы знаем, например, что М. Денисов не умел обводить и играть в пас, что В. Гостев слабо вел единоборство за мяч, Рущинский не умел бегать (т. е. не владел техникой передвижения в игре), а П. Дементьев не умел бить по воротам.
   Правда, в дореволюционном футболе были одиночки, владевшие, вроде Петра Филиппова, всем комплексом технических приемов игры. Были они, как, например, Михаил Бутусов, и в раннем советском футболе. Однако отдельные футболисты, обладавшие очень высокой, почти акробатической, техникой, вроде Федора Селина, еще не делали современный им футбол высококлассным. Почему? Да потому, что, каким бы важным компонентом футбола ни была бы техника игры, кроме нее необходима коллективная организация игрового действия, т. е. командная тактика. Необходима и борьба за выигрыш пространства и времени, т. е. способность футболистов в течение 90 минут передвигаться по полю быстрее противника, именуемая атлетической тренированностью игроков. И, наконец, необходима та невидимая сила, которая заставляет преодолевать усталость, чувство страха и сомнение в победе, – сила, которая называется волей к борьбе.
   В полной мере отдавая себе отчет в недостаточности технического умения наших футболистов и необходимости его подтягивания, мы тем не менее считаем совершенно неверным определять класс футбола только по этому компоненту игры. Мы видим его в гармоническом сочетании и органической взаимосвязи всех элементов игры. Отрицать, вопреки спортивным результатам, высокий класс советского футбола и его рост было бы неверно, как неверно, вредно и неумно было бы считать его безупречным.
   Наш футбол может нравиться или не нравиться – это дело вкуса наблюдающего игру наших команд. Но нам кажется, что целесообразное использование нашими футболистами своих возможностей, ведущее к успешному преодолению противника регламентированными средствами спортивной борьбы, должно всегда оцениваться положительно.
   И на вопрос: «Растет ли наш футбол?» – мы отвечаем: да, он вырос, растет и будет расти творческими усилиями футболистов и тренеров.
   1958