Тактические перспективы

   Всем известно, что в 1958 году в Швеции на футбольном чемпионате мира сборная команда Бразилии противопоставила общепринятой тогда тактической системе «дубль-ве» свою, совершенно новую систему игры.
   Ее новизна и идея заключались в новой расстановке игроков, которой и определялись функции и сферы их преимущественной деятельности на поле. Эту расстановку сил принято выражать схемой 1+4+2+4.
   Не нужно быть большим специалистом, чтобы заметить разницу в самой идее «дислокации сил» в двух тактических системах.
   В расстановке игроков по схеме «дубль-ве» мы видели трех нападающих впереди, трех защитников сзади, а в середине поля четырех игроков (двух полусредних и двух полузащитников). В такой расстановке сил большая группа игроков контролировала середину поля, а наступление и оборона велись относительно небольшими силами.
   Бразильцы противопоставили этой дислокации свою. Против трех защитников они выставили четырех нападающих, а против выдвинутых вперед трех нападающих поставили четырех защитников. Таким образом, бразильцы превосходили противника числом и у своих ворот и у чужих – на самых важных участках «поля битвы». Правда, это превосходство сил на самых ответственных местах игры достигалось за счет малого числа футболистов на середине поля, где два игрока действовали против четырех и, естественно, в какой-то мере теряли контроль над серединой поля.
   Бразильцы сознательно шли на такое соотношение сил в различных зонах и фазах игры, которое при их высоком индивидуальном мастерстве было для них выгодным. К тому же они предложили противникам, действовавшим по системе «дубль-ве», игру, на которую у тех в их тактическом арсенале не нашлось эффективных контрмер.
   Так обстояло дело на чемпионате мира по футболу в 1958 году.
   К классической английской системе «дубль-ве» были подобраны ключи. Началась всеобщая тактическая перестройка футбольной игры на новый лад. И уже на следующем чемпионате мира, в Чили, почти все команды играли в расстановке 1+4+2+4.
   Новая система стала общепризнанной, как самая рациональная тактическая организация игры. Наиболее восторженные поклонники этой системы объявили ее пределом футбольной мудрости и возвели в категорию «вечных ценностей».
   Я ни в какой мере не хочу хулить новую систему игры. Ничего, кроме восхищения, не могут вызывать у нас тренер и игроки сборной Бразилии, которые ее придумали и с таким успехом и блеском осуществили. Но когда система игры становится общепринятой и таким образом оказывается противопоставленной самой себе, она теряет долю своего тактического смысла и как бы опровергает самое себя. Такова диалектика тактического развития игры. Команды еще до игры точно знают, по какой схеме будут играть их противники. Команды не задают противникам неожиданных тактических задач, на которые у тех нет готового ответа.
   Борьба проходит в плане соревнования в технике, атлетической и волевой подготовке. Интеллект как непосредственно действующее в игре творческое оружие покидает футбольное поле.
   И все, что в игре бразильцев было задумано для преодоления противника, придерживавшегося системы «дубль-ве», и что выкристаллизовалось в новую, оригинальную, до конца продуманную систему игры, должно в какой-то мере потерять свою остроту, как только все команды начнут играть так же. И не станет ли слишком простой и откровенной игра четырьмя нападающими против четырех защитников? Или бразильская система настолько универсальна и совершенна, что на ней можно поставить точку и таким образом покончить с тактической эволюцией и тактическим прогрессом футбольной игры?
   Мне кажется, ни один тренер и ни один игрок не смогут согласиться с таким суждением, поскольку человеческие возможности совершенствования технического умения и развития двигательных качеств в спорте, которые и определяют тактику игры, безграничны.
   И пусть мы еще не умеем использовать всех возможностей, таящихся в бразильской системе. И пусть для игры по бразильской системе у нас подчас не хватает технического мастерства и скорости – это не должно задерживать тактического развития нашего футбола.
   Но значит ли это, что можно проскочить мимо бразильской системы, мимо расстановки 1+4+2+4, т. е. обойти их, с тем чтобы двинуться в тактическом развитии дальше?
   Конечно, нет. Такой «перескок» ступеньки на «биогенетической» лестнице развития футбольной игры не дал бы нашему футболу полного курса образования, необходимого для его полноценного развития. Необходимо усвоить и творчески развивать этот тактический метод игры, необходимо совершенствовать техническое умение наших футболистов соответственно запросу со стороны этой тактики. И также необходимо усилить скоростную мобильность команд, обязательную как элемент всякой тактики.
   Но тактическая мысль должна смотреть дальше, идти вперед, предвосхищать, предвидеть и направлять дальнейший ход развития футбола.
   Таким образом, колчан тактических стрел, которым обладает команда, обогатится еще одной, которая обязательно будет пущена в ход. Коллектив и каждый его футболист должны уметь играть в разных тактических планах, знать и иметь на вооружении разные тактические системы или варианты своей основной игровой системы. Тренер команды, капитан и каждый игрок должны творчески, свободно и точно оперировать всем тактическим богатством футбольной игры.
   Можно предположить, что на настоящем этапе развития футбольной тактики, когда почти все команды заиграли в расстановке 1+4+2+4, возникает тенденция снова увеличить группу игроков, дислоцирующихся на середине поля, с тем чтобы заиметь базу для быстрой организации и осуществления как наступления, так и обороны.
   Мне представляется, например, что группа полузащитников, увеличенная до четырех игроков в расстановке 1+3+4+3, при условии их большой скоростной мобильности могла бы внезапно и эффективно умножать силы своих атакующих и обороняющихся партнеров. При этом им не пришлось бы преодолевать больших продольных пространств футбольного поля. Действия такой группы полузащитников были бы очень оперативны и быстры. Идея такой тактики в какой-то мере уже осуществляется в игре по схеме 1+4+3+3. Это тактика маскировки резервов атаки, тактика включения больших сил в атакующие и оборонительные действия команды. При этом она совершенно не исключает возможности быстрых контратак небольшими силами, а наоборот, обеспечивает превращение контратаки малыми силами в массированное наступление.
   Но не окажется ли такой поворот в тактическом развитии нашего футбола шагом назад и возвращением к системе «дубль-ве»? Безусловно, нет, и прежде всего потому, что середина поля должна заселиться игроками значительно большего радиуса действия, более скоростными и более однородными по своему игровому профилю, чем это было в четверке двух полусредних и двух полузащитников в системе «дубль-ве». А во-вторых, это не было бы шагом назад и потому, что команды, вооруженные тактическим умением играть в расстановке 1+4+2++ 4, смогут в любой момент по игровой обстановке быстро и точно перейти на эту игру.
   Тактика в современном футболе должна твориться на поле, а не быть раз и навсегда задуманной и решенной в тиши тренерского кабинета. Нужно отказаться от иллюзии, что можно придумать такую тактическую систему игры, которая не встретила бы вскоре эффективной контригры. Этот взгляд порочен и ошибочен уже потому, что во всякой игровой системе планируются как атакующие действия команды, так и оборонительные. Мы должны использовать опыт зарубежного футбола и творчески осваивать все его достижения. Но мы должны помнить, что подражатели в любой сфере человеческой деятельности никогда еще не создавали значительных творений. Мы должны учиться у тех, кто превзошел нас, но вместе с тем должны искать и сами, творить, экспериментировать и дерзать.
   Я думаю, что на смену фундаментальным системам с их слишком жесткими тактическими каркасами должно прийти более свободное творческое мышление тренеров и футболистов, которые творили бы перед матчем и в ходе его текущую тактику игры.
   Вот тогда-то наш футбол одухотворится интеллектуальным творчеством игроков и тренеров и станет великолепным зрелищем гармонического развития советского спортсмена.
   1965